lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Category:

Хроника Великого Исхода. Из горожанок в крестьянки

19.09.2019 г. День 3039. Меню сентябрьского дня. Палитра Бога. Пятьдесят оттенков осени. По грибам. Утепляемся. О пользе починки. С помощью волшебников

Когда долго не пишешь, сразу и не сообразишь, с чего начать. Потому начну, как обычно – со взгляда в окно. А за окном бегут-торопятся облака, лёгкий ветерок колышет подсолнухи, которые выросли выше крыши и клонятся под тяжестью многочисленных соцветий.

3951601_Podsolnyhi_dekoratinie_2 (525x700, 255Kb)

3951601_Podsolnyhi_dekoratinie_5 (525x700, 363Kb)

 Разноцветье осени из окошка выглядит скромно – всего-то несколько оттенков жёлтого и зелёного. Богатство красок – там, в лесу, его не видно из-за молодого соснового подлеска перед серманской дорогой. Похоже, погожие деньки утекают, как песчинки в песочных часах, неумолимо предвещающих подступающие холода, ненастье, мокрые и хмурые дни. Но пока… Пока наслаждаемся изредка выглядывающим солнышком и дневными плюсами. Минусы приходят по ночам, уже регулярно.  

 С огорода пока убрано не всё – осталась капуста, морковка, свёкла. Саша сегодня добирает фасоль и снимает тыквы. Томаты в теплице зреют вовсю, не трогаем. Если что, при существенных заморозках включим там обогреватель. Вчера Саша начал копать картошку. Примерно половина посаженной таки надумала взойти, но только в конце июля, а в начале августа ударили первые заморозки. Так что, зацвести она не успела – верхушки морозом побило. Потому наросла мелкая и с нежной кожицей. Зато вкусная до невозможности.

Настало время суеты под лозунгом «успеть до…» Успеть надо, как обычно, много чего. И картошку выкопать, и в сарае разобрать, расчистить, чтобы подготовить место для новой партии дров. Пока они свалены в палисаднике и ещё не сильно намочены дождями.

3951601_Drova (700x525, 389Kb)

Потом убрать свёклу с морковкой. Капуста традиционно будет сидеть на грядках до последнего. Цветная среднеспелая капуста экзотических сортов (изумрудная и бордовая), посеянная аж прошлой осенью и благополучно взошедшая по весне, не успевает завязаться. В который раз убеждаюсь, что в наших условиях надо сажать исключительно раннеспелые сорта всего. Конечно, они менее лёжкие, так мы практически ничего не оставляем лежать просто так – перерабатываем сразу. У нас лежит в погребе только картошка, всё остальное – в морозилке, высушено или закатано в банки. Причём, закатываю я совсем немного – мы плохо едим консервацию. У нас ещё есть банки с помидорами от 2014 года. Кстати, открывали, офигенно вкусные.

Этим летом у нас таки наросли огурцы в едальных количествах. Снимали небольшенькими, каждое утро на салатик. Закатала всего-то пару банок. Горькие попадались частенько, курям на радость. Причём, поливались регулярно, в жару дважды в день. Но переставали горчить совсем только после дождя – очередное подтверждение тому, что небесная вода сильно отличается от водопроводной.

Петрушка кудрявая, которую я сеяла дважды, надумала всходить ближе к осени, да и то в унылых количествах. Зато насеявшаяся самостоятельно (теми же семенами), разрослась среди томатов пышными цветом, только успевали продёргивать, чтобы бедным помидорам было, где расти. После первых заморозков помидоры убрали, и петрушка радостно попёрла в рост. Срезали на днях, получилась строительная ванна с горкой. Отправили в заморозку нарезанные листики, часть листьев высушили. Посмотрела я на стебли. Мне их всегда жалко выбрасывать, я их мелко режу и замораживаю, потом кладу в супчики и всякие тушения. Но они всё равно жестковаты, иногда не развариваются. Решила целые стебли высушить до хруста, потом разломала и размолола на кофемолке. Получилась петрушечная мука, офигенно ароматная. Теперь всюду её добавляю.

3951601_Petryshechka_1_ (524x700, 258Kb)

Рацион у нас, начиная с июля, обогатился своими помидорами. Поскольку два предыдущих года они у нас как-то не очень удались, мы сильно по ним соскучились. Потому мечем их теперь ежедневно в неприличных количествах. Всё целюсь, чтобы засолить хоть несколько банок, но пока всего парочка и получилась. И продолжаем наедаться свежими.

3951601_Tomatiki (524x700, 136Kb)

3951601_Tomat_krypnii_rozovii (524x700, 113Kb)

3951601_Tomat_Zolotie_kypola (524x700, 145Kb)

Меню у нас устоялось и, как обычно бывает в это время года, основано на собственной или местной сельхозпродукции. Для примера расскажу, чем мы занимались и кормились вчера. Саша встал, как обычно, раньше меня, покормил живность, протопил печку одной закладочкой – в доме к утру прохладно.

Моё утро начинается со стакана горячей кипячёной воды (родниковой, разумеется). С некоторых пор усвоила эту привычку, которая по слухам пришла к нам аж от тибетских монахов. Горячая вода по утрам хорошо запускает организм, ставит на место все органы и системы. Сооружаю чепухарики - овсяные блины на домашнем кефире, в которые заворачивается ложка салата. Салат вчера состоял из помидорок, красного репчатого лука, свежей петрушки и нарезанного кубиками домашнего сыра, которым нас соседка Нуйвар угостила. Пили ячменный напиток с молоком, корицей и ложечкой мёда. Мёд свежий, потрясающе вкусный, от Гали Милицкой, спасибо ей большущее.

После завтрака разбрелись по делам – Саша пошёл на картофельное поле за урожаем, а я уселась на лавочку во дворе реанимировать старую верную мою подругу – мини-печь «Супра» (подробности будут ниже). Через несколько часов дождик загнал нас домой. Я успела закончить с плитой, и Саша три рядка картошки выкопал. Попили молочка. Берём у соседских коров раз в три-четыре дня шестилитровый бидон молока. Я приловчилась его пастеризовать: разливаю по кастрюлям, конфорки разгоняю на максимум и жду, когда над молоком появится отчётливо заметный пар. Конфорки выключаю и оставляю молоко в кастрюлях под крышками минут на сорок. После снимаю пенки, переливаю в бидон и Саша уносит его под кран, где ставит в высокий тазик и пускает тонкой струйкой холодную воду. Ещё полчаса – и холодное молоко отправляется в холодильник. В таком виде молоко само не закисает – не успевает. В холодильнике стоит литровая бутылка с остатками домашнего кефира. Заливаю бутылку до верха молоком, встряхиваю и оставляю на день при комнатной температуре.

Сварила супчик из картошки, морковки, лука и томатов, плюс минимум соли, сушёные травки и любимые специи. Я теперь даже зажарку не делаю, супчики и так вкусные. Похлебали с домашним ржаным хлебушком. Позже чайку попили (иван-чай свой с сушёной мятой). Съели по кусочку домашнего пшеничного цельнозернового, намазанного сливовым джемом моего же производства, из своих слив.

Саша срезал листья мангольда, я села к компу смотреть сериал и заодно листья готовить к заморозке. Нарезала, расфасовала, закинули в морозилку. Начистила и нарезала яблок для шарлотки, одно яблочко схомячила. Завела тесто на своих яичках, поставила шарлотку в духовку. Саша намыл меленькой картошки, поставили варить целиком в кожуре. Ужинали молоденькой картошечкой, заправляя запашистым подсолнечным маслом, открыли банку помидор – остреньких, квашеных. Сняли пробу с шарлотки, получилась просто изумительная – воздушный бисквит, внутри кисленькие яблочки. На ночь выпиваем по стакану домашнего кефира – он как раз к вечеру поспевает.

Так и пробегают дни, один за другим. Так и лето пролетело – не заметили. Так и осень бежит, всё больше ускоряясь. Попробую вспомнить самые яркие события за последние пару месяцев.

Хорошо запомнился последний заплыв на Серманском пруду. В начале августа сильно похолодало, листья на деревьях начали желтеть, и показалось, что всё – лето закончилось. А потом вернулось тепло. Даже не тепло – жара. Несколько дней постояло за тридцатник. И подумалось: а вдруг вода прогрелась? Синоптики обещали вскоре похолодание, и я решилась - едем. Шагнула в пруд и просто обалдела – вода тёплая, как парное молоко. День выдался жаркий и очень тихий, полный штиль, гладь пруда – как зеркало. Я плыла, наслаждалась ласковыми прикосновениями воды, а рядом со мной скользили по водной глади кораблики жёлтых ивовых листьев. Доплыла до середины пруда и остановилась, поражённая потрясающей красоты картиной. Я очень люблю этот пейзаж, когда смотришь на высокий песчаный берег, круто уходящий вверх и заросший соснами. Удивительное сочетание цветов: на фоне василькового неба – редкие кипенно-белые облака, густая зелень сосновых веток, янтарные стволы, опавшая хвоя, как кофе с молоком, песок цвета липового мёда, нежно-зелёный остролистый куст тальника у кромки берега и антрацитовая вода. Долго смотрела, запоминала, очень захотелось нарисовать. Правда, понимаю, что вряд ли смогу передать величие картины и щедрость палитры Бога - художника.

Через несколько недель довелось испытать ещё одно цветопотрясение. Мы поехали в Саранск десятого сентября. День выдался тёплый и солнечный. Не так часто получается застать в поездке самый пик золотой осени – когда вся палитра красок в наличии, и листья ещё прочно сидят на ветках, не опадают. До сих пор мне ни разу не доводилось увидеть такое буйное разнообразие красок осенней листвы. Воистину, пятьдесят оттенков красного, оранжевого, желтого, зелёного – и всё это на фоне невероятно ярко-голубого  неба… Я даже не пыталась остановиться, выйти из машины и пофотографировать, потому что поняла сразу: камера ничего не сможет передать. Она не передаст чувство тихого восторга и ликования, она не передаст величия божественного замысла. И я запоминала изо всех сил, чтобы, может быть, потом, когда-нибудь, бережно достать эти картины из хранилища памяти и попробовать воспроизвести красками. Понимаю, что вряд ли получится. Но очень хочется.    

Ещё запомнился день «тихой охоты». Мы как раз съездили к тёте Кате за земляничными усами. Пока высаживала, почувствовала острый грибной запах. Так и есть: шампиньоны выросли прямо на дорожке. И хорошенькие такие. Решено: надо ехать за грибами. На следующий день махнули и тут же поняли: грибов - море, прямо с дороги виднелись россыпи маслят. И народ массово ломанулся за природными дарами. Свернув в лес совсем недалеко за селом, мы поразились: стоило чуть отъехать от дороги – и вот они, красавчики, семейками растут, прямо возле лесной дорожки. Удивительно, маслята довольно крупные, но среди них примерно треть – совершенно чистые, без единой червоточинки. Собрали, побродили вокруг, поехали дальше. Через сотню метров – снова стоп, снова россыпи. Остановились, вышли, собрали. Так и пошло, мы не столько ходили по грибы, сколько ехали к ним на машине, а они как будто нам навстречу выбегали. Нашли хорошую полянку, Саша вышел, а я решила проехать чуть дальше, чтобы развернуться. И обалдела: грибы впереди росли везде, прямо там, куда я собралась ехать, и на месте разворота тоже. Ехать по грибам – кощунство, потому пришлось выйти и все их собрать, а потом уже развернуться. Не заметила, как упорола далеко от машины. Интересно, что я бы не решилась, например, отойти от дома на такое расстояние, по ровной дороге. А тут скачу через упавшие лесины, по кочкам и ямкам – и ничего. Подобрала крепкую палку, привязала ведёрко к поясу, и шагаю, опираясь на две палки, почти что скандинавская ходьба получается. Вспомнила, что ещё в Каначаке пришла бы в ужас от перспективы ходить по лесу за грибами. А теперь вот так, не боюсь, и получается же (ТТТ)!

Собрав всё, что попалось на глаза, рванули на своё любимое дальнее грибное место, далеко за Никольском. Там набрали кучу подберёзовиков и ведро белых.

3951601_Gribochki_belie_1 (524x700, 264Kb)

3951601_Grib_belii_1 (524x700, 203Kb)

3951601_Grib_belii_2 (524x700, 133Kb)

Притомившись, я уселась в машину, открыла все двери и впала в медитативное состояние. Я вообще очень люблю тот дальний лес. Похоже, люди там бывают очень редко – это далеко от населенных пунктов, да и место ничем не примечательное. Там очень тихо и благостно. Там нет следов страданий, которые человеки тащат за собой, как шлейф, везде, куда только ступает их нога. Потому в том лесу и хорошо, потому там и дышится по-другому, потому там так хочется быть и быть, наполняясь чувством удивительного умиротворения, не думая ни о чём, оставив все заботы далеко, где-то за линией горизонта. Очень жаль, что мы так редко туда выбираемся, надо бы почаще.         

Ехали обратно через Никольск, забежали в магазин. На прилавке возле магазина бабушка продаёт семилитровое ведёрко хорошеньких белых. Спросили, почём. Бабушка сказала, что это грибы «дорогие», другого их названия она не знает. Продаёт за триста пятьдесят. Возле другого магазина мужик продавал ведро подберёзовиков за двести пятьдесят. Путём несложных подсчётов, определили, что дневной забег наш оценивается по рыночным ценам тыщи на полторы примерно. А что, неплохо! Чистеньких сухих маслят набралось двадцатилитровое ведро.

3951601_Gribochki_maslyatki_1_ (700x525, 114Kb)

Я их не стала мыть, просто аккуратно сняла со шляпок кожицу вместе с лесным мусором. Нарезала и поставила сушить. Они замечательно высохли, сохранив тонкий аромат. Насушили и белых, и подберёзовиков, из ножек маслят сварили чудесный супчик, потушили белых с картошечкой в молоке. Ох, и лепота же!.. Ездили за грибами ещё пару раз, но таких богатых урожаев больше не собирали. Думаю, надо бы ещё выбраться.

Володя поехал отвозить внуков в Новосибирск, заодно поздравить маму с юбилеем. Мы пригласили его на обратном пути заглянуть к нам, прийти в себя после города и тяжёлой дороги. Но Володя же просто так к нам в гости не ездит. Отдохнул пару дней, и принялся за дело – стенки наши утеплять. У нас полторы стены не закрыты снаружи вагонкой, голое бревно. Одна – глухая северная, вторая – кухонная, половина которой закрыта кладовкой. Вот они с Сашей на пару и взялись. Сначала Володя набил на брёвна вертикальные бруски, потом стал снизу вверх набивать поперёк брусков вагонку, а в полость между брёвнами и вагонкой засыпать пеностекольный щебень, про который я раньше рассказывала.

Под самой верхней вагонкой, куда уже никак не насыпать утеплитель, Володя запенил пустоты обычной монтажной пеной. И всё. Получилось и тепло, и красиво. Теперь у нас самые красивые стенки смотрят во двор и в соседский забор. Работа оказалась не такой быстрой и лёгкой, как казалось в теории. Вместо одного-двух дней провозились неделю. Самой тяжёлой и трудозатратной неожиданно оказалась засыпка щебня. Ну и, конечно, пришлось по лестницам изрядно поскакать вверх-вниз. Спасибо огромное Володе за помощь, мы вдвоём с Сашей, может быть, и справились бы, но какими усилиями – подумать страшно. А так я на кухне, считай, отсиделась – готовила всякие вкусняшки для мужчин.

Эффект мы почувствовали сразу, когда глухая стена закрылась только наполовину: в доме стало лучше сохраняться тепло. Когда закрыли обе стены, нам стало хватать тепла электроплитки и хлебопечки, чтобы за день температура в доме поднялась от двадцати до двадцати пяти градусов. Ощущения сильно поменялись, движение воздуха в доме стало другим. Ничего удивительного: в процессе в некоторых брёвнах обнаружились сквозные щели.

Пока мужчины трудились, в промежутках между кухонными делами, я занималась, чем хотела. Неожиданно почувствовала непреодолимое желание чинить. Сначала поставила весёленькую заплатку на натяжную простынь, которая таки за шесть лет эксплуатации протёрлась до дыры. Потом взялась за знаменитые льняные штаники, которые обновила, лёжа в канаве и созерцая небо Каначака. У них обе штанины сзади давно превратились в решето. Я уже ставила на них заплаты из того же льна несколько раз. Они тоже со временем протирались. На этот раз решение было радикальным: выкроила заплаты из толстого грубого льна, почти что мешковины, только очень плотной. По цвету она намного темнее, но мне по фиг, поскольку я эти штаники не планирую надевать в люди, только по хозяйству. Так они безумно удобные, и когда в джинсовом комбезе жарко, или жалко его испачкать, как раз льняные штаники лучше всего подойдут.

Пока вдохновенно чинила, спросила у Володи по поводу всякого драного, латаного и прочего треснувшего и разбитого. Каждый первый пишет, что по всяким фэншуям никак низзя держать в доме прохудившиеся и сломанные вещи. Мол, энергетика от них плохая, надобно выбрасывать без жалости. Я подозревала, что есть в этом постулате подвох и неприкрытый интерес купечества. Володя подтвердил: фигня всё это. Если вещь тебе нравится и удобна, то её внешний вид не имеет значения. Более того: чинить, латать, ставить заплаты, склеивать то, что тебе удобно в обиходе – очень хорошо. Накладывая заплаты, ты чинишь душу, залечиваешь свои душевные раны. Блин! Я сразу же вспомнила эпизод, когда мне в Каначаке очень захотелось поставить заплатки на знаменитый пуфик. Тогда я, как умела, быстренько залатала душевную рану, которую мне нанёс вероломный помощник Вова (царствие ему небесное). Вот ведь как! Век живи, век учись. И в очередной раз убедилась: мы часто интуитивно находим самые правильные решения.

Возвращаюсь к печке «Супра». Почему я в своё время отказалась от её услуг и купила новую печку «Шауб Лоренц»? Потому что а) у «Супры» не регулировался нагрев конфорок, и этот факт меня сильно притомил, б) она стала дико ржаветь и облуплять краску. Кстати, покрытие старой духовки сильно похоже на внутренности новой хлебопечки, которые начали интенсивно ржаветь сразу после начала эксплуатации. «Супру» выселили в сенки, и Саша её использовал для варки каши животным. Однако её духовка по функционалу мне нравилась очень. А с «Лоренцом» сильно намучилась, так и не приспособившись – или не пропекает, или сжигает. Иногда – то и другое вместе.

И вот, вдохновившись информацией о пользе починки любимых вещей, я решила реанимировать «Супру» и установить в кухне на почётное место, дабы пользоваться ей, как духовкой. Но вид у неё просто ужасный. Потому я приобрела жаропрочную краску (правда, в магазине в наличии была только белая), вооружилась растворителем ржавчины, уайт-спиритом, малярным скотчем, наждаком, тряпочками и приступила. Сначала очистила поверхности от шелушащейся краски с помощью металлических щёток, потом прошлась наждачкой, повоевала с ржавчиной, смыла водой, что смылось, обезжирила, просушила тряпками и закрыла поверхности, которые не подлежали окраске, малярным скотчем. Пробрызгала из баллона краской, и тут же выяснилось, что ложиться ровно она не хочет. Пришлось протампонировать поверхности и сделать окраску печи в тональности «зимний камуфляж». Получилось забавно, но по итогу всё равно лучше, чем было – смотреть на печку уже не страшно.

3951601_Sypra_8_sravnenie (668x428, 133Kb)

Долго прособиравшись, Саша лихо, по-молодецки вычистил боров и прочистил каналы дымохода в печи. Выгреб полведра сажи только из верхнего канала. Но на этот раз всё сделал очень быстро – буквально за пару часов, и аккуратно - даже сажи на домашней утвари почти что не осело, не как в прошлом году.

Сезонную стирку впервые отвели в автоматическим режиме: купили длинный шланг, сделали слив из машинки через окно прямо в «канализационную» трубу, ведущую в сливную яму. Выбрали для стирки тёплые сухие дни, перестирали всё до нитки. Правда, машинка закапризничала, перестала нормально отжимать на режиме «хлопок, 40 градусов». Я и так её уговаривала, и сяк, другие режимы перепробовала, отдельно отжим включала – всё не радикально, бельё мокрое. Включила ей без звука аудио файл Ури Геллера – «техника, работай». Через некоторое время осторожненько попробовала  очередной раз включить машинку на режим «синтетика, 40 градусов». И она, родная (ТТТ), как зайка, застирала нормально. Так и работала, солнце моё, пока текстиль в доме не кончился. Упомянутый файл заодно послушал наш принтер, который незадолго до того отказался включаться. Попробовала включить – не-а, не работает. Когда Володя приехал, я ему сказала, что принтер не включается. Он попробовал включить - работает. Так и живём, беззастенчиво пользуясь помощью волшебников.    

Володя научил меня печь настоящий хлеб, который делается только из муки и воды. Мука ржаная и пшеничная в соотношении два к одному. Правда, предварительно делается закваска из воды и ржаной муки, она зреет примерно дня четыре. Потом на ней ставится опара, потом собственно квашня. Хлеб лучше выпекать не формовой, а плоский, иначе он не очень хорошо пропекается. Получается на мой вкус кисловатый, но всё равно удивительно вкусный. Саша на него резко подсел. Но больше всего меня поразили кошки, наши кошки-привереды, воспитанные на куриной печёнке, жрали этот хлеб, как потерпевшие, сколько ни дай, как будто их в жизни никогда ничем более вкусным не кормили! Осталось мне отладить технологию производства. Для того, чтобы квашня хорошо поднималась, в доме должно быть очень тепло, иначе она перекисает, толком не поднявшись. Пока экспериментирую и очень надеюсь на духовку «Супры», ибо «Лоренц» этот хлеб упорно сжигает.  

В Саранске навестили редактора Полину. Побеседовали на разные темы, в том числе, обсудили теоретически возможную публикацию журнального варианта моего романа «68 дней». Но только теоретически, ибо переработка романа в журнальную форму – работа длинная, трудная и кровавая, поскольку очень много придётся сокращать. Привезли для публикации по паре рассказов, я отдала «Балку» и «Реквием по летним дождям». В какой-то момент показалось, что они могут идти в паре, как дилогия об одном и том же – о саморазрушении человека, мужчины и женщины. Полина пока никак не отозвалась. Зато сделала мне заказ на публицистику – новый очерк по редакционному заданию, и снова про нашу жизнь. Пока думаю. А ещё Полина подарила журналы с нашими публикациями, включая тот самый, драгоценный экземпляр с «Чужим хлебом», спасибо ей большое.     

И в завершение ещё немного фоток.        

3951601_Gortenziya (525x700, 209Kb)

3951601_Kedrik (525x700, 101Kb)

3951601_Lavochka_Volodya (524x700, 203Kb)

3951601_Podsolnyhi_dekoratinie_9 (524x700, 176Kb)

3951601_Rydbekiya_2 (524x700, 235Kb)

3951601_Floks_rozovii_2 (524x700, 158Kb)

3951601_Hrizantemi_2 (524x700, 184Kb)

          

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments