lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Category:

Хроника Великого Исхода. Из горожанок в крестьянки

7 августа 2015 г. День 1535. Игрища чиновников, или Как простым и доступным способом поставить их на место. Отдых на огороде. Отдых от огорода возле печки

Жизнь у нас и так не скучная, но с завидной регулярностью сами собой материализуются из пространства индивидуумы, проявляющие недюжинное рвение, дабы жизнь нам гарантированно скучной не казалась. Это я сама себе напоминаю о заведении на меня дела об административном правонарушении. Разумеется, история не закончилась, а напротив – стала развиваться, набирая обороты.

Проведши совет в Филях, точнее, позвонивши Володе,  я получила очередной мудрый совет: не дожидаться принятия административных мер господами чиновниками, а сработать на упреждение. Что я и сделала. Давненько с таким вдохновением не сочинялись письма, изобилующие юридическими терминами и канцеляритами! А что делать, с чиновниками надо разговаривать на понятном им языке, которым таки владею достаточно уверенно.

Итак, первого августа первое письмо полетело не куда-нить, а сразу в интернет-приёмную аппарата представителя президента всея РФ по Пензенской области. Зарегистрировали, номер присвоили, всё чики-пуки. Второе, точно такое же письмо, отправилось прямиком в правительство Пензенской        области, причём, с упоминанием о том, что таки представитель президента РФ уже в курсе событий. Оттуда сообщение о регистрации не поступило. Чуть позже улетело и третье, председателю ВОИ - общества инвалидов, тоже областной уровень. Дяденька из ВОИ оказался по совместительству членом Общественной палаты. Хорошо. Перезвонила ему на следующий день. Сказали, что он в отпуске, но моё письмо прочитал. Испросили мой телефон. Дала. И тишина.

Брожу, значит, по сайту Базарно-Кеньшенской администрации, разыскиваю тот самый документ с правилами, которые я типа нарушила. Если бы не мой дедуктивный талант, отродясь не нашла бы – очень хорошо зарыт сей манускрипт, тщательно. Пока искала, глядь – объява появилась: едет в наш район «социальный поезд» - акция такая, когда боссы из областного правительства катаются по районам, встречаются с «активом» и заодно принимают простых граждан по личным вопросам. Через пару дней будут на станции Ночка. Это от нас километрах примерно в сорока. Оп-па! Я тут же делаю стойку.

Утром третьего августа звоню по указанному в объяве телефону, дабы записаться на означенный приём. Попадаю, естественно, в районную администрацию Никольска. Меня там спрашивают, какого, собственно, рожна, я собираюсь нарушить сиятельный покой столь высокопоставленных гостей? Я и говорю, какого рожна: мол, дело административное на меня сфабриковали. Хочу челом бить, просить разобраться. На том конце чё-то замешкались, потом спросили, не удовлетворит ли меня беседа с районными юристами? Не-а, говорю, не удовлетворит. Хочу к областному начальству. Или права не имею? Мне говорят: что вы, что вы, конечно, имеете. Мы позвоним и скажем, когда и куда ехать. И чё-то не звонят. Ни третьего, ни четвёртого. А мероприятия оная на пятое назначена. Я давай сама звонить. Говорят, типа в школе будет. И адрес сказали. Ну, ладно.

Сидим дома, никого не трогаем, печку складываем. Глядь – машина подъезжает незнакомая. Из неё выпадает наш глава администрации и с ним – глазам не верю! – та самая дама, финансистка по имени Жанна, что на меня протокол оформляла. И идут прямиком к нашей калитке. И дама произносит нежным и очень-очень дружелюбным голосом: мы вроде с вами встречались уже? Помните меня? Ага, забудешь вас. Ничо, что я не во фраке? Как есть, в робе, вся раствором обляпанная. Но гордая. Калитку открыла, внутрь не приглашаю. Чем обязана, спрашиваю. И чё-то смотрю на личики-то должностные, и вижу в них уже не гнев неправедный, а несколько другое выражение. Не побоюсь этого слова – слегка растерянное, если не сказать - заискивающее.

Дают мне в руки бумажку. Читаю. Это типа документ от административной комиссии, где сказано: протокол на меня составлен с нарушениями, копия оного на руки мне не выдана, чё-то там в нём исправлено, как не положено, потому протокол возвращаем составителю на доработку.

Прочитала. И чё? Идите, дорабатывайте, если вам велено. И тут они мне давай исполнять дуэт, да так гладко, так красиво поют. Мол, нету больше дела, и уже не будет. И вы тут всё так замечательно выкосили, мы теперь видим. Так что, не волнуйтесь. А как мне не волноваться, если в бумаге совсем другое написано, и про прекращение дела нет ничего? На что глава мне и сообщает: ну, мы же вам говорим. А я отвечаю: так я не верю, я верю буквам в документе. На что глава мне так, с лёгкой укоризной: когда это я вас обманывал? Это он зря спросил. Потому что я ответила: да как же – вон, давеча и обманули. Сказали, что предупреждали меня, дабы траву покосила. А сами ничего такого не говорили. Ответ поступил достойный занесения в анналы и скрижали: так я же с вашим соседом разговаривал, и он сразу после этого стал траву косить. Разве вы не заметили? Мля-а-а-а… Это я, оказывается, должна была вычислить столь тщательно зашифрованное послание? Прям так и хочется сказать, цитируя мистера Харриса в кинематографическом шедевре про троих в лодке, не считая собаки: на минуточку, в сад пройти не желаете?

Да, вот что интересно: бумажка, что мне показали и даже копию на память оставили, адресована не мне. А вовсе даже должностному лицу, составившему на меня протокол. Возникает законный вопрос: за яким хэром ко мне-то явились столь представительной делегацией? И почему вдруг именно сегодня, ежели бумага датирована аж 31 июля? Догадались? И я догадалась. Потому спрашиваю елейным голоском, с улыбочкой: чем обязана таким высоким визитом? Вам откудова позвонили? Из аппарата представителя президента или из правительства? А может, из общества инвалидов? Надо было видеть выражения тех, с позволения сказать, лиц! Нет, говорят, ничо такого не знаем, не слыхивали, никого не трогаем, примус починяем (с). Но выдержка, надо сказать, железная - ни словом не обмолвились об истинной цели скоропостижного визита: чтобы я, значит, завтра никуда не ездила, ни в какую Ночку. Ага, думаю, вот почему так палёной шерстью в атмосфере попахивает: волоса на чьих-то опах горят! А вот хренушки: поеду всё равно. Тем более, из бумаги-то вовсе не следует, что делопроизводство по протоколу прекращено. А то знаем мы вашего брата, чиновника: доработаете, что вам возвратили, поезд социальный укатит, и вы с новой силой начнёте душить наши права и свободы.   

Я таки между делом у главы-то спросила: так откройте страшную тайну, какая же высота травы, по-вашему, считается допустимой? Ответ меня умилил. Глава говорит: так чтоб цветочков не было. Я тут же под ноги показываю: вот таких? А там цикорий и тысячелистник цветут на высоте сантиметров семь. Какая коса возьмёт? Это только станком брить. Трындец, как говорится, не лечится. Правда, высокие гости меня тут же обратно давай успокаивать, мол, теперь-то всё ж хорошо ж выкошено ж, они же ж видят. Же ж. Ну, я и спросила: ещё ко мне вопросы есть? Нет! – дружно так отвечают. А претензии есть? Нет! Больше ничего не нарушила? Никак нет! – говорят. Закрываю калитку. С достоинством, но холодно произношу «всего доброго», разворачиваюсь и ухожу в закат, красиво выкидывая ноги. Занавес.

Ещё скажите мне кто-нить, что этот раунд остался не за мной. Чистая победа. Нокаутом.  

Спала плохо, часто просыпалась. В промежутках снились кошмары: заседания, толпы чиновников с косами и серпами, делающих себе окос сокровенных частей туловищ. Чтобы ни одного выпирающего… эмммм… цветочка не осталось. Ужос.

Утро торжественного дня высочайшей аудиенции началось, как обычно: умылись, позавтракали, приоделись, Камика разогрели и в путь. Приезжаем в Ночку загодя. Школу нашли, спросив у местных жителей. А там уже толпень собирается, несмотря на то, что до назначенного времени ещё почти час. Все такие нарядные. Все друг друга знают, оживлённо переговариваются. На школьную территорию, само собой, не заехать – ворота закрыты. Ладно, возле ворот в сторонке парканулись, пошли. Лестница на входе крутейшая. Рядом пандус. Под углом больше 45 градусов . Не то что на коляске не заехать – сил не хватит подтягиваться, а то и опрокинешься – пешком не зайти, слишком круто. В общем, очередная галка поставлена, а выглядит, как форменное издевательство. Ладно, хэр с ними, вскарабкалась по лестнице. Предварительно муж пошёл узнать, можно ли внутри где присесть. Ага, говорит, иди.

Захожу. Меня прямо у порога школы встречает дама такая представительная. Здравствуйте, говорит, Елена Гурьевна. Что же это вы приехали? Мы вас и не ждали. Ваше дело же ж закрыто же ж. И вы, как человек юридически подкованный, понимаете, что ваше дело уже не может быть возобновлено, так как истёк трёхдневный срок, положенный на устранение недостатков в протоколе. А я говорю: однако, из документа, что мне дали, сие никак не следует. Потому хочу таки довести ситуацию до логического завершения. Дама и говорит, с надеждой так: мож, всё-таки, ограничитесь беседой с заместителем главы района? Нет, говорю, желаю с областным начальством общаться. Развела руками дама, предложила мне стульчик. И говорит: вы знаете, у нас сейчас будет тут заседание актива. Потому придётся ждать. От начала мероприятия не меньше часа. И опять на меня выразительно смотрит. А я говорю: ну ладно, подожду, значит. Тогда дама говорит: мол, поспрашиваю, может вас до начала мероприятия примут. Сидим, наблюдаем, как народ чиновничий собирается. Челобитчиков вроде нас и не видно почти. А чиновники-то – одно бабьё. Соотношение с мужчинами примерно полста к одному. Гляжу – ба, знакомые всё лица! Финансистка по имени Жанна тоже тут. На сей раз меня в упор не видит. Прямо ходит перед носом моим туда-сюда и не видит. Ну и ладно. Можно подумать, я её вижу.  

Появляется и высочайшее начальство. Сдаётся мне, мимо сам врио губернатора прошествовал. Фактурный такой дядечка, высоченный, с красивой седой причёской и в синем костюме. Рядом с ним – наша глава районная, женщина. И прёт от них аурой власти. Силища непомерная. И сытость энергетическая полная, под завязку. Понимаете, о чём я, да? За этим во власть и идут. Не за деньгами, не за почестями, это всё второстепенно. А вот за этой сытостью, когда закрома сил человеческих доступны и открыты, качай – не хочу. Сами же позволяем, сами. Сами наверх возводим, сами силушкой своей питаем. Эх…

Возвращаемся к нашим баранам. Приглашают нас в кабинет, усаживают. А следом подтягивается и финансистка по имени Жанна, и секретарь административной комиссии, и ещё дядечка один – председатель той комиссии, как выяснилось позже. Интересно, как это они тут случились? Мимо проходили, забежали на огонёк? И на всякий случай всегда у них с собой материалы моего дела и их объяснительные по его поводу? Прям у сердца носят, так они им дороги. Расселись все на почтительном расстоянии от учительского стола. За него сел господин в безукоризненно белой рубашке, весьма начальственного вида. Как оказалось – самый главный в Пензенской области по части ЖКХ. Я ему бумагу, заранее заготовленную, плюс копии полученных документов, плюс распечатки фотографий. И оппоненты мои бумажками тычут. И свои фотки моей территории распечатали. Цветные, мля. А я задаю один простой вопрос: посмотрите на эти фотографии, сравните цветные с чёрно-белыми и найдите отличия. Цветные – типа не окошено, а чёрно-белые – окошено.

Дядечка внимательно прочитал моё письмище, фотки посмотрел. И давай их костерить, что процедуру не соблюли. Мол, вина их в том, что лопухнулись с оформлением протокола, а вовсе не в том, что меня оболгали. Беседовали довольно долго. Полностью приводить содержание разговора не стану: длинно, муторно, то да потому. Согласились со мной, что правила надо дорабатывать и установить чёткие критерии окошенности территории. Я им попеняла, что в законодательстве, получается, заложена дискриминация по признаку физического здоровья: хоть ты помирай, а траву коси, никаких исключений и послаблений не предусмотрено. И, поскольку формулировки обтекаемые и мутные, то фактически содержание вердикта зависит от доброй воли комиссии. А вы все, члены комиссии, живые люди. И я не хочу, чтобы признание меня виновной или невиновной зависело от того, с какой ноги вы утром встали и регулярный ли у вас стул. Рисуйте такие нормативные акты, чтобы простым гражданам всё было ясно и понятно на берегу, пока вы ещё с проверкой не нагрянули.  

Дядечка пензенский удалялся на заседание, мы все оставались и ещё промеж собой выяснялки выясняли. Я всё просила тыкнуть мне пальцем в отличия. Так никто и не показал, но все в одну дуду: не было окошено! Потом, когда пензенский начальник вернулся, строго им всем указал: в следующий раз фотографируйте как следует, с разных ракурсов. И шоб свидетели были! А мне говорит: ежели ваши права ещё кто нарушит, смело пишите прямо нам, а можете все документы собрать – и в суд на них подавайте. Я радостно пообещала, что именно так и поступлю в следующий раз. Напомнила, что уже направила письма в аппарат представителя президента и в область. Дядечка вернул мне мою цедулю и сказал: ну, тогда вы ещё получите письменные ответы со всеми объяснениями присутствующих. На том и разошлись. Не стала я рвать попу на немецкий крест, чтобы их всех наказали. Думаю, они и так меня хорошо запомнили. Что и требовалось.

Пока писала этот пост, почтальонша принесла письмо. Ага, прямо таки из правительства Пензенской области. Оперативно. Короткое оказалось письмо. Типа, уважаемая я, мы тут рассмотрели ваше обращение и, в соответствии с федеральным законом про это, ваше обращение направлено для рассмотрения по существу…Куда бы вы думали? Правильно: в администрацию Никольского района. То есть, жалобу на них будут рассматривать они сами. Кто бы сомневался. Но рассматривать будут, куда ж они денутся. И письма мне писать.

И что же дальше? Не обольщаюсь по поводу перспектив. Вариантов крайних ровно два. Первый – отстанут и лишний раз лезть не будут. Типа, не трогай мармелад, который на лопате - тебе им и пахнуть не будет. Второй – будут мстить при каждом удобном случае, цепляться к любой мелочи. Вероятны и различные промежуточные вариации, в зависимости от настроения, от того же стула и особенностей характеров.

Могла ли я повести себя иначе? Конечно, могла. И тем самым подала бы им сигнал: эту бабу можно лупцевать, с неё можно деньги драть, за что надо и не надо, она бессловесная, заплатит и не пикнет. Ну и заодно покуражиться, поглумиться в своё удовольствие. Здесь принцип такой же, как с шантажистами: никогда не платить. Биться, отбиваться, защищаться, чтобы поняли: так просто, голыми руками меня не взять. Тогда десять раз подумают, прежде чем лезть.

Да, вот ещё что: я всю беседу в Ночке на диктофон записала. Сие во многих смыслах полезно. Потом переслушала. Весьма поучительно, особенно со стороны свои речи услышать. Похвалила себя не только за безукоризненную точность формулировок, но и за олимпийское спокойствие. Ни разу в эмоцию не упала, ни на секунду не сорвалась. Потому и этот раунд остался за мной. Главное, что произошло: я научилась им противостоять, спокойно и собранно. Не срываясь ни в скандал, ни в слезу и жалость к себе. Это и есть самое важное достижение.     

Приехали домой и рухнули. Всё-таки, весьма энергозатратное событие пережили. Следующий день объявили днём отдыха на огороде, ибо куда уже дальше-то тянуть – помидоры зелёные гроздьями на земле валяются. А единичные таки на корню приобретают товарный цвет. Я их, юных пионэров покраснения, отмечаю ленточками по сортам, дабы случайно не сорвать: самые первые пойдут на семенной фонд. По урожайности сорта томатов очень сильно отличаются. На сегодня с большим отрывом впереди сорт «ранний грунтовый». Плоды довольно крупные, кусты дали от корня по четыре-пять побегов, каждый из которых по мощности, как самостоятельное растение. Раскинулись на все проходы, палки только успеваем вбивать да подвязывать, чтобы на земле не валялись. Часть не углядели, такие помидорки снимаем сразу, во избежание тотального поражения фитофторой.

Про пасынкование даже речи нет – в тех джунглях всё поперепуталось так, что плоды бы найти, не до пасынков. Особо джунглистый сорт – «золотое сердце». У меня его целая грядка. Разрослись кусты во все стороны, чащобу образовали. Но всю силушку, похоже, в ботву пустили. Плодов мало совсем и мелкие какие-то. Каначакские сорта хорошо идут, не отстают от покупных. Конечно, я мощно пожадничала – экономила место на грядках, старалась побольше рассады воткнуть. Теперь они друг другу явно мешают.

Капуста, недоеденная крестоцветной блошкой, понемногу очухалась, но в развитии сильно отстаёт. Не до жиру, пусть уже будет, что будет. Расцвели на капустных грядках ноготки и бархатцы. Плюс скорлупа яичная раскидана – белянку и других бабочек отпугивать. Плюс укроп кое-где маскирует. Гусениц пока что не видно. А блошка всё сидит, но ей уже не одолеть растения – они в силу вошли.

Лук начинает полегать, но пока зелёный. Пусть ещё посидит. Морковка дружно колосится, петрушка мощная, свёкла хороша. В принципе, всё посаженное как-то потихоньку поднимается и силу набирает. Сняла первую тыковку, которая «оранжевая медовая», сварила с ней, с горохом «метеор» и всякошной огородной зеленью супчик. Дивно вкусно получилось, и без картошки хорош.

Хочу заметить, что в этом году у нас огород выглядит более ухоженным. По крайности, мы таким его видим. В Каначаке мне такая ляпота и не снилась. Конечно, вдвоём справляться с участком, который вдвое меньше алтайского, получается получше. Тем более, у нас с Сашей подход похожий: вышел типа покурить, очнулся через два часа на огороде кверху попом, а за спиной два прохода вычищенных. Получается, довольно регулярно пропалываем, но без фанатизма и не до голой земли. В проходах траву просто срываем или тяпкой прокашиваем. И тут же оставляем перегнивать. Трава меньше поднимается, полегче с ней справляться. Вполне себе органическое земледелие.

Сегодня отдыхаем от огорода на печкастрое. Только что закончили восемнадцатый ряд – выложили первый горизонтальный канал из четырёх. Перекрытия делаем из металла – и высоту печки так экономим, и усилия тоже. Саша отпилил от большого листа второе перекрытие, я обработала антиржавином, осталось быстренько покрасить термостойкой краской по металлу и уложить по месту. Но сначала Саша уберёт мешки и картонки, которыми защищали вертикальный дымоход от падающего раствора, прошвабрит хорошенько дымоходы очень мокрой тряпкой - это всё непременно надо сделать, больше туда руками уже не доберёмся. Так что, как на хирургической операции, все тампоны надо пересчитать, чтобы внутри печного организма ничего лишнего не оставить.

Был довольно забавный и поучительный эпизод. Надо было поставить уголок на перекрытие над варочной нишей, а для этого привязать его на проволоку, чтобы ненароком не вывалился потом. Для просовывания проволоки требуются дырочки. Какие проблемы? Щас, пять минут. И радостный Саша ускакал быстренько сверлить дырочки. Нету и нету. Жужжит и жужжит. Приходит через два часа, никакущий и злой. Показывает: есть, ага. Углубление в четырёхмиллиметровом уголке глубиной примерно в полтора миллиметра. Дырки так и нет. И, вероятно, не будет, потому что свёрла по металлу скоро закончатся. И тут у Саши внезапно включается смекалка: а не сделать ли вместо дырок наклонные пропилы болгаркой? Пять минут – и проволока на месте. Что и требовалось. Оказалось, что свёрла по металлу надо брать не простые, а титановые или корундовые. Теперь мы это хорошо запомним.

Вчера смотрели видео про печки. Поскольку тема нам теперь крайне интересная – подписалась на ютьюбе на несколько каналов, которые ведут профессиональные печники. Прошло всего недели три, а мы теперь видим то же самое совершенно другими глазами. Не скажу, что как профессионалы, но уже не азбуку по буквам читаем. Больше обращаем внимание на мелкие детали техники работы мастеров. Есть, с чем сравнить, есть, что для себя выбрать. Мы, например, полностью отказались от мастерка – наносим раствор руками. Это даёт возможность тщательно прощупать всю массу и найти самые мелкие камешки. Однажды попробовала снова резиновыми шпателем наносить – кирпич потеряли: когда ставили по месту, резиновой киянкой подравнивали, треснул кирпичик пополам, потому что в растворе камешек оказался. Больше не рискуем. Теперь у нас следующая назревает задачка. Вдвоём-то класть мы вроде приспособились, довольно споро получается. Но дошли до высоты, когда я перестаю доставать – неудобно и не видно ничего. И на табуреточку мне никак не забраться. Вот и думает Саша, какую под меня подставку приспособить.

Муж стоит на табуреточке, радосто орёт в дымоход «ку-ку» и слушает эхо.

Превью Поспевают (525x700, 439Kb)Превью Томатики (525x700, 448Kb)Превью Томатные джунгли (700x525, 499Kb)Превью Томаты на подходе (700x525, 542Kb)Превью Тыквенная грядка (525x700, 494Kb)Превью Тыковка (700x525, 432Kb)Превью Щавель (525x700, 446Kb)Превью Бархатцевая охрана (700x525, 582Kb)Превью Брокколи и календула (525x700, 483Kb)Превью Вид на капусту (700x525, 481Kb)Превью Капуста БК и календула (525x700, 476Kb)Превью Капуста БК июньская (700x525, 507Kb)Превью Капуста зимняя лёжкая (700x525, 534Kb)Превью Кудрявая петрушка и свёкла (525x700, 556Kb)Превью Лук и морковь (525x700, 523Kb)Превью Многоярусие (700x525, 545Kb)Превью Морковка (700x525, 517Kb)Превью Огуречная грядка (525x700, 535Kb)Превью Пажитник, мята садовая, эстрагон (700x525, 605Kb)Превью Петрушка листовая (525x700, 495Kb)Превью Помидоры под окнами (700x525, 549Kb)Превью 22.04 (525x700, 423Kb)Превью 22.07 (700x525, 426Kb)Превью 21.06 (525x700, 454Kb)Превью 22.02 (525x700, 424Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Tags: дауншифтинг, домик в деревне, как бороться с чиновниками, печь своими руками
Subscribe

promo lena_kalugina december 9, 2014 17:21 29
Buy for 10 tokens
9 декабря 2014 г. День 1294. Спецвыпуск. Город, которого нет Сегодня хочу поговорить об одном странном чувстве, которое в последнее время всё чаще застаёт меня врасплох. Я вижу город. На фотографиях в соцсети, когда листаю ленту, проплывают перед глазами его необычные виды, непривычные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments