lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Categories:

Хроника Великого Исхода. Из горожанок в крестьянки

19 августа 2014 г. День 1182. Спецвыпуск. О праве на тихую жизнь,  правоохранительных органах и котёнке Белочке

Обещание писать почаще реализовалось по несколько неожиданному поводу. Впрочем, по порядку.  

Ночью сегодняшней что-то неважно спала: просыпалась постоянно, крутилась. Уже ближе к рассвету в полусонном состоянии двинула гипотезу о причинах: на ужин, за неимением коровьего молока (оно как-то внезапно кончилось) употребила недавно купленное на никольском рынке сухое молоко: добавила в чай. А оно какое-то странное оказалось: в растворённом виде превратилось в неоднородную взвесь, которая плавала в чае бесформенными облаками и по вкусу напоминала что угодно, только не чай с молоком. Вот говорила же продавцу, когда покупала: не может натуральное сухое молоко скрипеть, как крахмал! Придётся выбрасывать. Хоть и небольшие деньги, а неприятно.

Кроме того, полстакана той бурды я таки одолела. Возможно, потому и спала так плохо. А может потому, что чай себе крепковатый сделала. Впрочем, теперь уже не так важно. Важно то, что я проспала. Саша, как всегда, поднялся рано, а я дрыхла утром, как убитая. Проснулась от того, что Саша позвал меня по имени каким-то неестественно громким голосом. Он меня обычно так не будит. Спросонья продрала один глаз и увидела, что за дверью в комнату стоят две мужские фигуры. Навела резкость, убедилась, что не глюки, и стала быстро одеваться. Из-за двери Саша сообщил, что это «откройте, полиция». О как!

Соскочила, напялила майку с юбкой, причесаться некогда уже, пришлось предстать  пред светлые правоохранительные очи как есть, с двумя растрёпанными седыми косичками. Ну ладно, что теперь. Пока две минуты одевалась, дядя за дверью раза три спросил, можно ли уже войти. Наверное, предполагал, что я тут награбленное перепрятываю или, того хуже, трупы под полом прячу. Но это я забегаю вперёд.

Ну вот, заходит такой молодой мужчина и просит предъявить документики. Я, перекрестившись, достаю наши паспорта. Начинает он с Сашиного. Спрашивает, что это за прописка такая пензенская. Пока рассказываем, я ещё раз мысленно перекрестилась: был такой вариант, чтобы оставить паспорт Саши в Пензе, ибо отдали на переоформление его медицинский полис. И типа чтобы не приезжать за ним специально, чтобы мама полис за Сашу получила, паспорт отдать ей. Я резко воспротивилась, и по дороге обратно Саше объясняла, почему гражданин нашей страны должен всегда иметь паспорт при себе. Например, остановили Сашу на улице представители тех самых правоохранительных органов и попросили предъявить документы. А нету! И тогда – добро пожаловать в обезьянник до установления личности. Мобильный у нас один на двоих, Саша номер ни фига не помнит, естественно. Помнит свой домашний пензенский телефон. Значит, маме (на излёте восьмого десятка и с не очень хорошим здоровьем) надо будет ехать к месту задержания и подтверждать, что он – это он, а не супостат какой-нить. Весёлая картина? Ага. После изложения мною этой леденящей душу картины, Саша, вроде, проникся, но (как я подозреваю) не до конца.

И вот – картина Репина, как я и предполагала. Ладно, изучив паспорт Саши, дядечка задал вопрос: «Судимости есть?» Получив ответ «Да нет, Бог миловал», товарищ полицейский вяло кивнул и приступил к изучению моих документов. Прописка новосибирская, ага. На вопрос «почему регистрация там, а живёте здесь уже год?» я вытащила заветный листочек с временной регистрацией, который оформила прошлым летом, в строгом соответствии с законодательством. Аж до 2023 года, что вызвало отдельный вопрос. Сказала, как есть: предполагала, что за десять лет успею определиться с ПМЖ. Вроде, определилась, уже начинаю процесс постоянной регистрации здесь. Регистрацию не меняла, в основном, из-за машины, чтобы не возиться с переоформлением свидетельства.  

Удовлетворившись нашим рассказом, товарищ спросил, а почему мы, собсно, именно здесь оказались. При моих вступительных словах «вообще-то мы оба - писатели» начался процесс медленного выпадения правоохранительных органов в осадок.

- А что вы пишете?

- Саша – фантастику, я – реалистическую прозу.

- Что-то вы не похожи на фантаста, - сказал гражданин начальник, с сомнением взглянув на Сашину трёхдневную щетину и выгоревшую на солнце майку, .

(Интересно, как должен выглядеть писатель-фантаст с точки зрения органов правопорядка?)

- И что, прям такие писатели, что печатаетесь?

- Да. Недавно сборник с рассказом Саши вышел, в журналах есть публикации, в «Искателе», например. Хотите взглянуть?

- Да нет, времени мало, - видно, что полицейский несколько смущён. Заглянул второй, который, видимо, пока мы беседовали, осмотрел двор и хозяйство.

Выслушав краткую историю нашего прибытия в Сурский край, дяденька полисмен впервые за всю беседу улыбнулся. Потом спросил, кто у нас играет на гитаре. Показав на стенку, где гитары висят, мы сказали: «Оба играем». На что прозвучал ответ: «Ну, вы интересные люди». «Ага», - сказала я, - «и оба с высшим образованием, а я ещё бывший финансист».

Потеряв к нам профессиональный интерес, господа полицейские извинились за беспокойство (!) пожелали нам всего доброго и хорошей, спокойной жизни.

Надо сказать, меня до сих пор немножко потряхивает.      

Когда проводили, я вспомнила, что спросонья не догадалась попросить у них документы, что непременно сделала бы, находясь в бодром состоянии. Правда, они приехали на «Ниве» с синими номерами, что косвенно подтверждает их причастность к ментуре.

Остался невыясненным вопрос: а почему, собсно? Глава сельской администрации с нами знаком, у него вопросов нет. Миграционная служба про нас всё знает. Остаются «добрые соседи», которые не поленились стукнуть на нас ментам. Зачем? Наверное, чтобы нам кеньшанская жизнь мёдом не казалась. Со всеми односельчанами, с кем знакомы, отношения установились вполне добрые, и дистанцию с обеих сторон выдерживаем, удобную для всех: в душу не лезем, своё общество не навязываем. Тихо живём. И кому же такая наша жизнь покоя не даёт?     

После кратких умозаключений, сам собой напросился вывод: с вероятностью девяносто девять процентов это кавказская (предположительно, место происхождения доподлинно не известно, по звучанию языка не определяется) диаспора. Точнее, её глава – «грузин» Витя, который частенько мелькает возле здания никольской ментовки и замечен в регулярных контактах с местной ФСИН (служба исполнения наказаний, если кто не знает). Так вот: обида Витеньки за ограду, вероломно установленную поперёк натоптанных ими троп, не прошла. Он, после установления границ нашего участка, перестал с нами здороваться. Остальные члены семейства ведут себя вполне сносно, даже временами по-добрососедски. А мы к ним не пристаём. Они попросили – мы котёнка для них оставили из Клёпиного очередного приплода, теперь выращиваем. Хорошенькая такая, чёрно белая пушистая голубоглазая малышка, Белочкой назвали.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments