lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Categories:

Хроника Великого Исхода. Из горожанок в крестьянки

4 апреля 2014 г. День 1045. Из зимы в лето и обратно. Город противопоказан. О гликемических индексах и вкусных мазилках. Нет пальмовому маслу! Первый канал пиарит Анастасию?!

Фуххххх… Позавчера совершили финальный рывок на медицинскую комиссию в Пензу. Вчерашний день ушёл на приведение себя в относительную норму. Впрочем, расскажу по порядку, оно того стоит.

Так-то ничего особенного, день начался с обычного поездочного утра: побудка в четыре утра, Саша топит печку и чистит выезд, я собираюсь. Прогноз погоды смотрели внимательно, а толку что: день-то уже назначен, хочешь – не хочешь, ехать придётся. А синоптики не порадовали, пообещали завалить снегом. И, как это обычно бывает в подобных случаях, небесная канцелярия расстаралась: выехали в метель и нешуточный снегопад. Артподготовка началась суток за двое, навалить успело – мама не горюй. От себя выезжали – колею прокладывали сами. На кеньшанских дорогах кое-как протоптанные немногочисленными колёсами завалы. Кошмар начался, когда выбрались на районную дорогу, что соединяет Сосновоборск с Никольском и идёт аккурат рядом с нашей Кеньшей.

Вспомнила, когда я испытывала похожий набор эмоциональных потрясений в расчёте на километр пути. Было дело в Новосибирской области, когда ездила в по просёлку в деревню Вахрушево. Тогда тоже попала в метель, и на дороге творилось нечто похожее: завалы выше оси колеса, растоптанные машинами в кашу, а под ними – лёд. И пройти такой завал – каждый раз, как в лотерею сыграть. Почти безвыигрышную: при малейшем повороте руля или изменении скорости машину начинало кидать и крутить. Кто этого не испытывал, поверьте: ни хрена хорошего, когда автомобиль куда-то едет, а ты им не управляешь.

На этот раз редкие камикадзе пробили только одну колею посреди дороги. Где заканчивается обочина и начинается кювет – ни хрена не видно. Особенно доставляли встречные разъезды: обе машины сбрасывали и так невысокую скорость и осторожно просачивались мимо друг друга, стараясь держаться как можно ближе к середине. Дорога почти пустая: дурных любителей ездить по такой хрени оказалось немного. Думаю, седины у меня прибавилось. Двадцать километров кое-как преодолели за сорок минут. В Никольске стало чуть легче: там успели немного разгрести. На трассе Никольск-Городище всего на паре участков попался сухой асфальт. На федералке легче не стало: грязная каша и две колеи. Разметки не видно, все крадутся, никто не обгоняет. Так и ехали шестьдесят, не больше. Кое-как добрались, опоздав примерно на час.

Пока несколько часов ждала Сашу возле медицинского заведения, успела подремать, поболтать по телефону, сделать маникюр и макияж. Не скучала, в общем. Припарковалась вблизи оживлённой шестиполосной магистрали. Надышалась выхлопом, наверное. Или на меня так город подействовал. Была я спокойная, обычная, и вдруг что-то внутри переключилась: стала рассеянной, занервничала, как будто перестала себя нормально осознавать. Когда тронулись в сторону «Метро К&К», поняла, что надо быть вдвойне внимательной. Несколько обычных обоюдоострых ситуаций на перекрёстках (остановиться на мигающий зелёный, или всё-таки проехать) пролетели без последствий.

Уже на пути в сторону дома выехала на узкий нерегулируемый перекрёсток с ограниченным обзором. Справа появилась машина. Мне надо было уступить, перенесла ногу с газа на тормоз и… ступня соскользнула, угодив под педаль. Жму в пол, а машина почему-то продолжает ехать. И тот товарищ тоже едет, прямо мне в бочину, на уровне моей дверцы. Хорошо, он был на крутом подъёме, сильно не разогнался и успел затормозить. Каким чудом он в нас не вписался – до сих пор не понимаю. Я даже испугаться не успела. Самое ужасное в этой ситуации, что у меня до сих пор никогда такого не было, чтобы нога ушла под педаль тормоза. То есть, я не знала, что этого надо бояться.

И тут только я почувствовала, в каком я ужасном состоянии. Надо просто тормозить и выходить из-за руля. И не садиться минимум неделю. Город меня сжирает на корню, я стала его очень, очень плохо переносить. И следует об этом помнить всегда: город даже в однодневных дозах мне противопоказан. Если за руль: предельное и даже запредельное внимание. Хорошо говорить, но как, как справляться с трясуном и внутренней разбросанностью? Задача из задач, от решения которой зависит жизнь. И не только моя.

Может быть, до сих пор проносило, потому что я всю дорогу непрерывно читаю защитную молитву. Можно сколько угодно в это не верить, но я точно знаю: молитва, по крайней мере, здорово смягчает ситуацию и/или её последствия. Если вспомнить наш с Володей переворот по дороге на Телецкое: на машине живого места нет, а на нас – ни синяка, ни царапины. Но, как говорится, на Бога надейся, а верблюда привязывай. Сегодня, вроде, собирались в Никольск, пополнить продуктовые запасы. Нет, раздумала, не готова пока, надо отойти, отдышаться.

Пока всё это происходило, за грязными до ужаса окнами Камика в Пензе наступило натуральное лето: жара, всё растаяло, сухой асфальт. Пока ехали по федералке, постепенно продвигались обратно в весну. Когда свернули на районную дорогу, обнаружили, что снег всё же сошёл за день. А потом начались форменные чудеса. Едем по дороге, солнце, лёгкие белые облака. Далеко видно, впереди гора. Должна быть. Но её нет: с неба спускается сплошная белая завеса, абсолютно непроницаемая. Оказалось, это буквально стена снега, который валится сплошняком огромными хлопьями. Не видно вообще ничего. Фары встречной машины проявляются метрах в пятидесяти. Вот так попали! Но полоса небесной прорвы, так внезапно начавшись, также внезапно прекратилась. Как будто из-за занавески выехали. И снова солнце с редкими облаками. Но уже зимнее солнце. Настоящая кондовая зима ждала нас в Кеньше. То есть, откуда приехали, туда и вернулись, ни снежинки за день не растаяло. Где-то Саша вычитал, что весна в Никольский район придёт на пару недель позже, чем во всю остальную Пензенскую область. Убедились: похоже, не врут. А у нас, судя по всему, полюс холода Никольского района.

Вчера весь день ничего, вообще ничего не могла делать. Читала книжку, играла в игрушку – и всё. Даже не готовила толком. Сегодня проснулась – о, снова человек! Кучу дел переделала, начала готовить, в общем, вошла в нормальный домашний режим.

Купили первый раз коричневый сахар, теперь постараемся его пользовать, и то умеренно. Нарыла таблицы гликемических индексов продуктов, постараюсь на них ориентироваться, а не на одну калорийность, как я раньше делала. В принципе, уже заметны небольшие подвижки от перемены в питании: ходить стало полегче. Попробовав урбеч, стала экспериментировать с домашними мазилками. В основном, так поступаю: размалываю на кофемолке орехи с небольшим количеством кэроба, добавляю туда льняное масло, иногда немножко мёда, иногда – сироп топинамбура, иногда сыплю порошок какао. Получается паста, которую можно намазывать на хлеб. Это очень вкусно, чуть сладенько (даже без мёда и сиропа) и, конечно, куда больше пользы, чем от всяких сладостей. Орехи беру только сушёные, без обжарки. Купила чечевицу, давно её не ела. Вкусно, особенно с жареным луком и капелькой соевого соуса. Купили «Киккоман», я его нечасто и понемножку добавляю в разные блюда. Долго изучала марки, остановилась на этой. Есть очень слабая надежда, что он может быть настоящим.

Зато теперь, видимо, придётся отказаться от покупных сыров и магазинного сливочного масла, творога, сметаны. После того как ознакомилась с петицией по запрету использования пальмового масла, ужаснулась. Теперь стало понятно, что такое «сырный продукт» и «творожный продукт». Во всех фабричных молочных продуктах и производных от них (йогуртах, сметане, твороге, мороженом, маргарине, масле, печенье, тортах) напихано пальмовое масло, которое нельзя кушать. У него температура плавления выше сорока градусов, в организме оно не разлагается и толком не перерабатывается, оседая везде, где только может осесть и забивая организм. Оно очень дешёвое, его гонят к нам танкерами и используют в пищевом производстве. В европейских странах оно давно запрещено к использованию в пищевой промышленности, но у нас же не Европа.          

Провела небольшой эксперимент: оставила при комнатной температуре сливочное масло производства Никольского молочного завода. Это которое стоит триста двадцать рублей за кило (есть ещё по сто семьдесят). Так вот: оно при температуре плюс двадцать пять остаётся твёрдым! Взяла другой кусочек, от другой покупки в том же месте и того же производителя– это размякло, как положено! Блин, русская рулетка какая-то.

В общем, решила для себя: снижаем по максимуму потребление магазинных молочных продуктов и их производных. Постараемся брать побольше молока у соседей, и таки сама буду делать творог и мягкий сыр. А лучше бы свою козочку… Эх…

По рекомендации Володи посмотрела сегодня выпуск программы «Истина где-то рядом». Это здорово, что начинают показывать такие вещи: что люди действительно обладают потенциалом, дающим огромные возможности. Это кажется чудом, но происходит на самом деле. Но мне повезло сразу в плюс и в минус: попалась вчерашняя программа про Анастасию. С одной стороны, вроде бы, хорошо, что работает команда экстрасенсов и они реально разбираются с загадочными явлениями. Но попутно тут же уделали всё анастасиевское движение. С настолько слабой и смешной аргументацией, что это очень напомнило «чорный пиар». Причём, всё-таки больше пиар, чем чёрный.

Что имеем: взрослый сын, начитавшись Мегре, продал квартиру и свалил к анастасиевцам. Мама его два года страдала молча и без движения, а тут вдруг срочно захотела «заполучить сына обратно» - это буквальная цитата, она так и говорила. То есть, сын попал в секту, и мамо, просидев два года на попе ровно, срочно возжелала вернуть его «к нормальной жизни» - в город, продолжать работать автослесарем. Экстрасенсы тук как тут, вычислили его местоположение: ближнее подмосковье. Поехали, получили подтверждение, что он действительно там, в одном из родовых поселений. Адрес дома им никто не сказал. В поселении сто семей. Но мамо почему-то (вместе с сопровождающим экстрасенсом) искать сыночку не стали, а вернулись в Москву, дальше сидеть на попе и вещать, что оне хотят «заполучить» сына, вырвав его из цепких сектантских лап.

В чём, собственно, винят сектантов? Ага, детей дома учат. Аааааа, отказываются от образования! Почему-то стыдливо умолчали, что дети поголовно на экстернате, и очень даже замечательно выдерживают экзамены на аттестат, а потом и в вузы идут, если хотят. Второе обвинение: они отказываются от традиционной медицины и даже предположительно (а как же, так и должно быть, наверное) из-за этого мрут. Подмена понятий, однако: они как раз активно используют традиционною, то есть – народную медицину. «Сектанты» не хотят иметь ничего общего с официальной медициной. Разница, ёлки. Ну и третье обвинение: они продают квартиры и вкладывают деньги в общину. То есть, добровольно переводят индивидуальную собственность в общую. Типа, беда: потом же не продать. А вдруг ничего не получится? Тут же показывают добротный новый дом одной сектантки, из оцилиндрованного бревна, не дом – конфетка, загляденье. Тут же саженцы деревьев, теплица. Показали карту родовых поселений, и это впечатляющее зрелище. Назвали тираж книг Мегре: десять миллионов экземпляров.

Была в своё время организована кампания по травле Виссариона вместе с его последователями: СМИ просто кишели всякого рода обличительными материалами. Что получилось? Через некоторое время травля была полностью прекращена, ибо привела к обратному результату: народ толпами повалил к Виссариону. Теперь его движение насчитывает около пятидесяти тысяч человек. И всё благодаря волне чёрного пиара. Посмеялись сегодня с Володей и его женой Наташей (она уже семь лет, как в "секте"): ну дай Бог, чтобы и это распиаривание анастасиевцев пошло только на пользу движению.

Посмотрела я эту тенденциозную программу и сказала мужу: «Ну что, дорогой, мы с тобой оба сектанты и сумасшедшие. По смирительной рубашке на каждого и препроводить меня – в новосибирскую квартиру, а тебя – в твою пензенскую. И прикрутить к койкам, чтобы не рыпались». А то ишь что удумали: из города уходить! Надо наоборот: стремиться из деревни уйти в город!

Кстати, ведущая программы так сказала в конце: «Да, мне тоже иногда хочется бросить всё и забраться куда-нибудь в глушь, но нельзя же построить счастье на несчастье своих близких!» Вот это аргумент! То есть, мы не можем жить свою жизнь и выбирать свой путь самостоятельно. Надо маму спросить. А если мама не разрешит – всё, сиди возле её юбки и не огорчай. Лысенков глубокомысленно добавил: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Почему-то никто не вспоминает, что Экзюпери сказал это о животных, приручаемых человеком. Человек не может приручить человека! И не должен этого делать. Потому что человек – это не домашнее животное. Даже если это твой ребёнок или родитель. Как-то так. 

Да, собственно, зачем ездили-то: с Саши сняли инвалидность. То есть, вылечили. Ну и хорошо, ну и слава Богу. А то ведь получать пенсию по инвалидности – это значит, торговать своей болезнью. Если болезнь есть предмет торга, то она будет, куда же ей деваться.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments