lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Category:

Зимний марафон. День сурка пришёлся на субботу. Часть 1

День выдался так себе, погода унылая, небо серой хмарью к земле придавливает. Сквозь толстую сплошную свинцовую пелену солнышко совсем не просвечивает. Слякотно, под ногами снежная каша, вперемешку с реагентами, под ней - лёд. Противно, в общем. Ищу налоговую, она недавно в другое здание переехала. Подъезд с металлической дверью, покрашенной коричневой краской, местами облезшей. Небрежно приварена нашлёпка для врезного замка. Никаких табличек, вывесок, объявлений. Захожу. Лестница, тёмный коридор, как лабиринт, в конце приоткрытая дверь.

В комнате четыре больших письменных стола, все завалены горами бумаг. Рядом штабеля картонных коробок, в которых, подозреваю, тоже бумаги.

Здороваюсь.  Две тётки раздражённо на меня поглядывают, не прекращая разбирать бумаги на столах. Налогоплательщик с дурацкими вопросами всегда не ко времени заявляется, у них на лицах отчётливо читается полная занятость неотложными делами. Решаюсь обратиться к тётке, у которой лицо чуть подобрее. Низкорослая, за сорок, чуть полноватая, глаза светло-серые, водянистые, короткая стрижка, сальные волосы мышиного цвета. Ноль макияжа. Такую хрен разжалобишь. Деваться некуда, задаю свои вопросы. Мне всего-то и надо – поставить на учёт вновь открытую фирму. Спрашиваю, что для этого требуется. Уточняют, что за вид деятельности. Отвечаю: торговля мототехникой, опт и розница.

Тётка скороговоркой произносит абракадабру из букв и цифр – опознавательные знаки двух форм, по которым ставят на учёт. Нет, бланки они не дают, надо покупать самим. Где – найдёте, не маленькие. С ужасом вспоминаю, что негде записать – не взяла с собой ничего. Запомнить не получается, абракадабра мгновенно вылетела из головы. Собираю всю волю в кулак и прошу повторить названия форм. Тётка мгновенно впадает в бешенство, визгливо требует немедленно покинуть кабинет и не мешать работать. По спине катится капля холодного пота, чувствую её траекторию каждой клеточкой кожи. Я как будто оцепенела, с трудом отрываю ноги от пола, чтобы бежать без оглядки…

Просыпаюсь с бешено колотящимся сердцем. Это сон. Всего лишь сон, очень похожий на явь. Сон о прошлом, где факты биографии причудливо перетасованы.

Чем, в сущности, я занималась на работе последние двадцать трудовых лет, когда подалась в главбухи и финансисты? По сути, хернёй. Работая главбухом в санэпидслужбе, я как бы помогала тем, кто следит, чтобы люди не навредили себе и другим. Я учитывала деньги, которые платило государство, чтобы знать – в Багдаде всё спокойно, никаких злостных нарушений, работают профессионалы, следящие, чтобы не возникали эпидемии, и люди не заболевали болезнями, заводящимися от грязи и тухлятины.

Кстати, исправно работала санэпидслужба России в девяностые, реальный был контроль, я знаю – варилась в коллективе, отлично видела, кто что делает и чем дышит. Мои коллеги по работе, замечательные мужчины и женщины, ничего из материальных благ не производили. Они занимались контролем над другими людьми  – теми, кто, кстати, тоже ничего не производил, а оказывал услуги по грузопассажирским перевозкам водным и воздушным транспортом. Такая была у нас специфика – следить, чтобы экипажи и пассажиры самолётов и пароходов в пути не обосрались. Ну, это так, если грубо, для доходчивости.

По сути, если бы все люди были вменяемыми, соблюдали элементарные правила гигиены и не пытались выпилить себя и всех вокруг при каждом удобном случае, такая служба нах не была бы нужна. Впрочем, как и все остальные надзорные и контролирующие органы, которые содержит государство на деньги налогоплательщиков  – тех самых неразумных и плохо предсказуемых особей, непрерывно норовящих самоуничтожиться.

Второй эпизод из сна – работа на чистых коммерсов, официальных дилеров «Ямахи» на территории России. Это уже конец десятых годов. И я снова ничего материального не произвожу. Моя работа заключается в контроле товарно-денежных потоков, отчётности и своевременной уплате налогов.  А также отстаивании интересов собственника, если государство захочет лишнего отжать.

«Ямаха» своей чудесной мотопродукцией возводит потреблядство в культ. Снегоходы и квадроциклы по негуманным ценам, катера, которые стоят, как просторная квартира в центре – всё это игрушки для больших мальчиков. Инструменты для занимательного пиписькомера. Постоянные покупатели вырывают друг у друга новинки из горла, чтобы похвастаться – только у меня есть новая игрушка, больше ни у кого в этом сраном Сибирском регионе!

Я обслуживала этот процесс, следила, чтобы сотрудники и государство не воровали у хозяев. Чтобы прокурору не за что было зацепиться. Все главбухи, в первую очередь, работают на прокурора. Всё это в целом – опять контроль за неразумными, которые, по умолчанию, готовы навредить себе и окружающим.

Государство очень много средств расходует на предотвращение неразумных действий населения. И люди, которые работают в системах контроля, тратят время своей жизни на то же самое – на контроль и предотвращение.

Мой День сурка из предыдущей жизни – это день, с утра до вечера проходящий под девизом «как бы какой-нибудь дебил чего плохого не натворил».  И я потратила на это двадцать лет жизни. Двадцать драгоценных лет, возраст расцвета, от тридцати до пятидесяти, когда я была ещё полна сил и могла бы потратить время жизни как-то иначе. На ребёнка, на себя, на семью. На деятельность, в которой, по гамбургскому счёту, есть хоть какой-то реальный смысл. Но тогда мне казалось, что моя работа – архиважная и невъебенно полезная для Мироздания. Я находила в ней смысл и своеобразную прелесть. Вот только очень ждала суббот. Не пятниц, нет, долгие годы по пятницам после обеда на службе проводились расширенные совещания, где главный руководитель, устраивая разносы, напивался нашей кровушки до отрыжки, чтобы хватило на все выходные.

Я любила субботы. Единственный день, когда можно выспаться и не надо никуда торопиться. Можно делать, что захочешь, к чему душа лежит. Конечно, после обязательной программы, вроде стирки-уборки-готовки. Короткое ощущение свободы и распоряжения временем жизни по своему усмотрению.

Воскресенье – уже не то. Воскресенье отравлено пониманием, что завтра – снова понедельник, надо опять впрягаться в лямку и тащить её изо всех сил. Делая вид, что тебе это нравится, даже перед самой собой. Обмануть себя трудно, потому лучше поверить, что тебе это по-настоящему в радость. Что лямку свою ты любишь, и начальник-кровопийца не так уж плох, бывают и хуже, рассказывали…

Вот бы жить так, как будто каждый твой день – суббота!.. Я бы с удовольствием застряла в таком Дне сурка.

Продолжение здесь
Tags: #мемуары, #наулицезима, зимний марафон
Subscribe

promo lena_kalugina december 9, 2014 17:21 29
Buy for 10 tokens
9 декабря 2014 г. День 1294. Спецвыпуск. Город, которого нет Сегодня хочу поговорить об одном странном чувстве, которое в последнее время всё чаще застаёт меня врасплох. Я вижу город. На фотографиях в соцсети, когда листаю ленту, проплывают перед глазами его необычные виды, непривычные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments