lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Category:

Про кошек, котов, кур и королевишну Марго

11.11.2020 г. Ротация котокадров. Программа материнства. Воля к жизни и лекарственная мышь. Собачий конфуз

Что могу сказать о кошках. В наших которядах с лета случилась естественная убыль – благополучно отработав свои роли в брачных игрищах, коты в массе свалили, включая Нику, и об уходе последнего в неизведанные дали мы весьма сожалеем – такой шикарный намечался глава котосемейства, словами не передать. Но увы. Приблудная кошка Белая благополучно отблудилась обратно в дали, из которых однажды внезапно появилась.

Сосед Руслан раздал британских отпрысков, вернув загулявшим владельцам и саму британскую котомать. Остались в его хозяйстве кот Тигр и один из британских котят, выросший в здоровенного котищу, которого Саша называет Пацаном. Пацан имеет поразительно наглую откормленную рожу, отморожен напрочь и, со слов Руслана, грызунов ловить отказывается, видимо, считая это унизительным для настоящего джентльмена. И хозяйство Руслана стали немедленно заселять мыши.

Наши кошки в целом ширятся и множатся, в самом буквальном значении этих слов. Ширятся, потому что матереют, набирают статей и пушатся в связи с наступившими минусовыми температурами. Напомню: они у нас живут в не отапливаемой части дома, а именно – в помещении, которое мы называем «сени», чтобы не путать с другим, которое условно «веранда». Между нами и кошками в качестве буферной зоны именно веранда, где у нас гардеробная, межсезонная кухня с мини-печкой, продуктовый склад и морозильная (два морозильника пока ещё работают, после опускания температур в уверенные минусы, мы их отключаем, и морозильником автоматически становится вся веранда). Разумеется, кошкам на веранду, как и в тёплую часть дома, без особого приглашения вход воспрещён. Приглашаем изредка, в сильные морозы, чисто погреться. Или на творожный ужин, но это временно и распространяется только на молодняк.

Касаемо свежей кошачьей поросли. Памятуя о многочисленных потерях среди юных кошачьих отпрысков, насчёт перспектив нашего котомолодняка мы особо не обольщаемся. Даже когда котята дорастают до взрослости, и то всякое бывает. Деревенская жизнь для кошек раздольна и привольна, конечно, но и весьма опасна.

Всё лето Пухля прожила неизвестно где. То есть, на кормёжку она приходила, всё остальное время мы её не видели. За лето она сильно выцвела, ушла в рыжину, отрастила мордоворот, как у ейной мамаши, и стала ещё презрительнее на нас глядеть. С королевским превосходством.

У Тёмы, наконец, начала включаться программа материнства, и она с энтузиазмом принялась выращивать двух дочерей – Масяню и Читу. История появления в кошачьей стае Читы достойна отдельного рассказа. Летом, когда Тёма благополучно разрешилась от бремени двумя упитанными колобками, она поселилась в коробке под стулом и внезапно для нас (если вспомнить предыдущие опыты) стала вдумчиво и последовательно ухаживать за котятами – в первые дни практически не отходила от них ни на шаг. Пока однажды один котёнок не исчез, обнаружившись через несколько дней у нас под полом, истошно вопящим. Подпола у нас нет, под пол не проникнуть (если только дом разобрать).

Что мы только ни делали! Регулярно запихивали в кошачий лаз мамашу, которая запихивалась, но подозрительно быстро оказывалась на улице. Котёнок то замолкал, то снова начинал орать, с каждым днём всё отчаяннее и слабее. Мы просовывали в кошачий лаз фонарик, пытались кыс-кыскать – всё тщетно.

Ор котёнка становился всё более осмысленным – брошенный голодный ребёнок взрослел не по дням, а по часам. Именно этот взрослеющий «мяв» навёл меня на идею, как попытаться ему помочь. Исхитрившись, я просунула в кошачий лаз баночную крышку с молочком и поставила на землю, в надежде, что котёнок приползёт на запах еды. Так и получилось, и тут уже дело техники и ловкости – хвать его под истощавшее пузо – и вот он. Одни глазищи, совершенно дикий, но хорошенький – просто слов нет. Кошечка. Тут же названная Читой, котейка была напоена тёплым молочком и не без трепета препровождена к маме Тёме. К тому времени, оставшись на мамашином откорме в одиночестве, трёхцветная Масяня превратилась в упитанный, быстро растущий организм, приобретая форму батона колбасы. Чита рядом с ней выглядела мелкой, хлипкой и неказистой. Тёма приняла блудную дочь без звука, тут же облизала и принялась кормить.

Мы следили за котёнком, проявившим удивительную волю к жизни, со всем вниманием. Заметно было, что девочка слаба, и выживет ли – ещё вопрос. К тому же, она стала заметно подволакивать задние лапы. Мы изрядно приуныли и уже приготовились к худшему. Хоть я и провела с Читой разъяснительную беседу о том, как она нам нужна, как мы её любим и как сильно хотим увидеть её взрослой, здоровой и сильной кошкой, надежд оставалось мало.

Однажды мама Тёма принесла для котят весьма упитанную, крупную мышь. До охотничьих тренингов пока дело не дошло, это была скорее не мышь, а мышатина. И вот тут произошло то, чего никто не ожидал. Чита, собрав все силёнки, прыгнула на мышь, вцепилась в неё зубами и всеми лапами и…повисла. Тёма так растерялась, что выпустила добычу. Чита ухватилась за мышь, утащила в уголок, утробно зарычала, как положено – оповестила возможных конкурентов, что делиться не собирается. И вот эта малявочка размером с ладошку сожрала мышь целиком за какие-то секунды! Если бы нам рассказал кто-то другой, мы бы никогда не поверили, что такое бывает, но видели собственными глазами, как хилая, почти умирающая котейка мгновенно ожила, у неё исчезла хромота, и вообще – она сразу повела себя, как здоровый, жизнерадостный ребёнок!   

Появился ежевечерний ритуал – Саша притаскивал котят в дом, где мы их угощали свежим творожком. Мася не очень увлекалась, зато Чита лопала, как не в себя – набирала недополученное питание. Поев, обе устраивались на мне – Масяня ложилась на колени и мгновенно засыпала. Чита залезала ко мне на грудь, выбирая проблемное место. После весенней хвори я часто ощущала дискомфорт в верхних дыхательных путях. Чита ложилась именно туда, где у меня свербило. Было видно, что лечение такой большой тёти отнимает у неё много силёнок, но она всё равно каждый вечер упорно шла и ложилась на это место, снова и снова. Может быть, мне показалось, но она смотрела на меня не так, как Масяня. Она благодарила и платила мне за спасение, как умела.

Мы решили так: пусть обе малявки остаются, а дальше будет, как кошачьи боги решат. Тёма продолжала проявлять чудеса материнской доблести: в точности, как в своё время Клёпа, она вела котят по «учебному плану» - программе воспитания, обучения и общего взросления, сопровождая занятия лаской, уходом, заботой, надзором и всегда доступным материнским молоком. Девчонки вскоре стали выходить на улицу, играть во дворе. Вдвоём им просто прекрасно, и мать довольна – её не донимают, роскошный хвост на клочки не разбирают.

Много раз мы наблюдали, как Тёма страхует котят. Когда малявки впервые залезли на довольно крутую крышу беседки и, как водится, не поняли, как оттуда слезать, Тёма не суетилась, не пыталась им помешать искать свои варианты спуска – оставалась на земле и внимательно смотрела, что происходит. Но когда Маська решила спуститься по прислонённой к крыше лестнице и не удержалась, стала опасно сползать – Тёму как будто пружиной подбросило, и она тут же оказалась рядом с котёнком. Что уж она ей сказала – не знаю, но Масяня, под присмотром мамы, как заправский скалолаз, быстренько нашла наилучший путь вниз. Как только котейка оказалась на безопасной высоте, Тёма тут же заняла позицию на прежнем наблюдательном пункте, всем своим видом демонстрируя полное спокойствие и сонную безмятежность.

Примерно месяц назад на сцене появился новый персонаж – Пухля принесла чёрно-белого пушистого котёнка, мальчишку. Саша назвал его Керя и сказал, что морда у него наглая, как у мамаши. Пухля с котёнком тут же оккупировала сенки, да так, что все остальные котоединицы в панике эмигрировали, кто куда. Мы было приуныли, но вскоре кошки стали подтягиваться к кормушке – голод, как известно, творит чудеса в отношениях. Вскоре случилось и вовсе неожиданное – Мася нашла общий язык с Пухлей. Причём, началось всё весьма своеобразно. Как выяснилось, Масяня не признаёт авторитетов и ни черта не боится. Потому однажды, ничуть не смущаясь, взяла и надавала Пухле по мощному заду. Потом и вовсе мышь у неё из пасти отобрала. Пухля от такой неслыханной дерзости опешила, а потом, видимо, решила так: если эта мелочь так себя ведёт, значит, у неё есть основания! И с тех пор Масяня и Пухля были неоднократно замечены играющими во дворе. При этом величественная матрона носилась, как расшалившийся подросток, задравши хвост, чего за все годы нашей совместной жизни мы не наблюдали ни разу. Разве что, в самом юном котячестве.

После этого Пухля перетащила Керю, который приходится Масе и Чите дядей, в кошачью люлю, сооружённую мною из старого пуховика. В люле раньше обитали девчонки с мамой Тёмой, и теперь они там как-то умудряются тусить всей кучей. Пухля забраковала котодомик, в котором поначалу дислоцировалась с Керей, зато теперь его пытается освоить Чита. Конечно, когда холодно, логично поискать тёплое убежище. Тётя Жора упорно сторонится общей тусовки и ночует в коридоре, на баках с куриными кормами, для неё там постелена уютная тряпочка.

После появления Кери у Пухли тоже стала включаться программа материнства. И она сказалась на характере кошки неожиданным образом – наша величественная британка стала охотиться! Кстати, именно по этой причине знатоки советуют для защиты от грызунов заводить именно кошек, а не котов. Кошек заставляет охотиться материнская программа, и они начинают ловить мышей, чтобы кормить и учить охоте потомство. Ну, и сами постепенно втягиваются – однажды попробовав парного мяса, они уже не в силах от него отказаться. Буквально сегодня наблюдала в окошко, как Пухля впервые проследовала к соседской скирде, где раньше никогда замечена не была. Зачем ей туда? Там охотничий Клондайк, там мыши на зиму прячутся.

Маргоша у нас неслабо отожгла. Когда мы ждали Володю, затеяли сразу кучу дел, уезжать из дома вдвоём было совсем не с руки, потому я поехала в Никольск, встречать гостя, одна.  Надо сказать, я почти никогда не покидаю дом без Саши, мы везде ездим вдвоём. Когда я завела машину и поехала, Марго меня возмущённо облаяла, да так экспрессивно – буквально рвалась с цепи. Для нашей очень спокойной собаки это, мягко говоря, не характерно.

Надо сказать, с тех пор, как мы сюда переехали, Саша стал для Марго в спектакле жизни единственным и бессменным исполнителем главной партии – кормильца, гладильца и заухомпочесальца. Я отъехала в кордебалет и, в лучшем случае, мелькаю где-то на уровне суперзадника. То есть, меня принимают, как часть пейзажа, не более того.

Когда мы уезжаем из дома, Марго решает, что её все бросили навсегда, умирать голодной и холодной смертью, и устраивает концерт на всю Кеньшу – её вой слышит минимум полдеревни. Потому те же полдеревни всегда в курсе, дома мы, или же нас нет. Когда Саша уходит на почту, в местный магазин или на картофельный участок, концерт исполняется точно так же, как будто дома - никого. Если я ору грозным голосом, чтобы Марго заткнулась уже, она действительно затыкается, но максимум секунд на десять. То есть, моё наличие в доме её не утешает от слова «вообще».

Возвращаемся к эпизоду моего одиночного отъезда. Саша меня провожал – открывал и закрывал ворота. То есть, Марго видела, что я уехала, но Саша-то, самый главный человек во Вселенной и её окрестностях, дома! Потому никто не ожидал, что случится дальше. А дальше Марго завыла. На всю мощь, включив децибелы на максимум. Саша пытался её как-то вразумить, объяснить, что -  вот он, я, твой папа, никуда не делся. Марго его как будто не видела – смотрела сквозь, словно он прозрачный, и продолжала с тоской выть в сторону уехавшей машины. Саша плюнул и оставил собаку надрываться в одиночестве.

Когда мы с Володей приехали, Марго заткнулась и очень внимательно смотрела, кто же выйдет из машины. Володя вышел, подошёл к собаке. Она его понюхала, узнала, потом посмотрела на машину, опознала меня, и… Вот дальше было самое интересное. Она вдруг, внезапно увидела… Сашу! «О! Папа! Ты тут! Какое счастье! А то я тебя потеряла…» Занавес. Все дома, все пересчитаны, машина в гараже, Марго с чувством исполненного долга залезла в будку – отдыхать от стресса.  

Куры переехали на временный курорт – в новую большую теплицу. Она не двойная и не отапливается, и света в ней нет, так что, обиталище для кур временное, до серьёзных холодов. Но какой простор! На восемнадцати квадратах вольготно пасутся пять несушек, кричат друг другу «ау» и назначают встречи у кормушки, а также энергично роются, ищут зазевавшихся жучков-червячков, попутно вспушивая и удобряя нам землю под посадки будущего года.

Героям, дочитавшим до конца - призовой видосик.


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Tags: котеги
Subscribe

promo lena_kalugina december 9, 2014 17:21 29
Buy for 10 tokens
9 декабря 2014 г. День 1294. Спецвыпуск. Город, которого нет Сегодня хочу поговорить об одном странном чувстве, которое в последнее время всё чаще застаёт меня врасплох. Я вижу город. На фотографиях в соцсети, когда листаю ленту, проплывают перед глазами его необычные виды, непривычные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments