lena_kalugina (lena_kalugina) wrote,
lena_kalugina
lena_kalugina

Category:

Хроника Великого Исхода. Из горожанок в крестьянки

1.08.2020 г. День 3356. Переплавала. Сепараторные страсти. Когда доходят руки. Девять лет без мяса, или О своих и чужих желаниях

За окошком хмарь, слякоть, дождик поливает с ночи. Хорошо, что поливает – со шлангами и лейками некоторое время не надо будет бегать. Нынче сие актуально донельзя, поскольку Саша спину сорвал (томаты переподвязывал в неудачной позе), а из меня поливальщик, сами понимаете. Саша намазан малавитской мазью, наряжен в пояс из собачьей шерсти и дрыхнет, восстанавливая организм во сне. Основные кухонные дела переделаны, из дома носу не высунешь, потому пришло время начертания лонгрида, как это теперь называется у просвещённой публики, а попросту – длинного поста про жизнь, ибо впечатлений и событий таки накопилось.

Начну с плавания. В прошлом посту я гордо отчиталась, как плаваю по полтора километра за один присест, и даже карту заплыва показала. Учили меня, учили мудрые люди – есть в твоей жизни что-то хорошее – накинь на роток платок и помалкивай, наслаждайся радостью тихо, скромно, не отсвечивая. Так нет же, надо выступить и во всеуслышание заявить, какая я нах молодец – хожу не очень, зато плаваю вон как далеко! Возгордилась. Взяла на себя повышенное обязательство – проплыть тридцать километров за лето. Ну, всё, надо соответствовать. Полная энтузязизьма, пошла очередной личный рекорд ставить, нарядившись в новую панамку и белую футболку, во избежание солнечных ожогов. Вода не сказать, чтобы тёплая – ночи холодные стоят, остывает. Но в принципе – нормально, не особо холодно. Посмотрела розу ветров: ага, лучше вот так, против часовой стрелки, как раз получится, что последний длинный отрезок маршрута буду плыть по ветру. В пруду течение не ощущается от слова «совсем», потому направление движения поверхностного слоя воды определяется ветром.

Плыву, наслаждаюсь, хорошо мне. Я же молюсь ещё, когда плаваю, слова в ритм движений укладываю, получается длинная медитация. Плыву, значит, три крупных отрезка по прямой почти прошла, выруливаю на точку-ориентир на берегу и понимаю, что меня изрядно относит в сторону, противоположную финишной точке. Потому что, пока я бултыхалась, направление ветра поменялось. До линии близкой к нужному берегу доплыла и вижу, что усадьба на противоположном берегу, которая в прежних заплывах виделась мне как набор неразборчивых точек и линий, теперь развернулась во всей красе, и я могу рассмотреть детали кровли дома, например. Понимаю, что вряд ли со мной случился приступ дальнозоркости. Просто я раньше никогда так далеко не заплывала. Гребу по финишному отрезку, поглядывая на ближний берег, и вижу, что продвигаюсь, но очень медленно.

Отдыхать на воде, лёжа на спине, я умею хорошо, но: а) холодно, я уже изрядно замёрзла, и чтобы не замёрзнуть совсем, надо шевелиться; б) если я прилягу на воду, меня отнесёт ветром ещё дальше от финишной точки, значит, придётся второй раз проплывать один и тот же участок; в) я нахожусь в таком месте, где мужу меня не видно, а по ощущениям времени уже много прошло, он там и так с ума сходит, когда я далеко уплываю, может подумать, что со мной что-то случилось. Потому больше ничего не остаётся: гребу, давая попеременно отдыхать рукам и ногам. Кажется, что плыву целую вечность, и всё никак не могу доплыть. Конечно, оставался вариант приткнуться к берегу, выйти, отдохнуть. Но пункт «в»…

Конечно, я таки доплыла. Вышла на берег, слегка шатаясь. Муж спокойно сидит в машине и читает книжку. Оказалось, у него остановились часы, и он не понял, что меня не было значительно дольше, чем обычно. Выдохнула, переоделась, запихнула тушку в машину, поехали домой. Посмотрели на время. Я провела в воде два часа двадцать минут. Измерила расстояние по карте – получилось 1,85 километра. Значит, ощущение медленного продвижения было правильным, обычно я плаваю быстрее.

На следующий день обещали +37. Несмотря на жару, я почему-то не рвалась на пруд, к тому же, там ремонт дороги развезли, накануне мы все колёса уделали в битуме, сверху мелкой щебёнки налипло, так что, особо не хотелось повторять неприятный опыт. Потом стали совсем холодные ночи, и вопрос с плаванием как-то сам собой отложился. Прошло больше недели, впечатления сгладились, снова захотелось на пруд. Синоптики обещали жару за тридцать. Пока занимались домашними делами, пока собирались, небо тучками стало затягивать, ветерок прохладный поднялся. Сели, поехали. Заморосило. Пока добрались, дождик набрал обороты. Впрочем, меня это никогда не пугало – в купании под дождём есть особый кайф, вода кажется ещё теплее.

Доехали до пляжа. Я посмотрела на воду и поняла, что не хочу в неё входить. Совсем. Покрутились, переехали на наше излюбленное укромное место. Я снова посмотрела на воду. И снова – нет, не хочу. Это я-то, известная «тётя-утя», для которой плавать летом так же необходимо, как дышать!.. Переплавала? Скорее всего - да. После того памятного заплыва проявились признаки надсады – когда сил истрачено больше, чем организм мог себе позволить истратить. Восстанавливается перевыбранный ресурс очень медленно, потому я довольно долго чувствовала себя, как лопнувший воздушный шарик. Кому они нужны, эти стахановские рубежи в 30 километров? Проплыла семь – и молодец. Проплыву ещё сколько-то – буду совсем молодец. Надеюсь, урок усвоила. Но это был лишь один из уроков, который я сама себе задала.

Второй урок связан с соседями. Точнее, с соседом Русланом. Я уже жаловалась в инстаграме, что экспедитор с местного маслозавода принимает у него молоко, как нежирное, вторым сортом, по 3 (три) рубля за литр. При этом приём молока выглядит так (нам в окошко хорошо видно): подъехала машина, Руслан выносит флягу или вёдра, молоко заливается в цистерну. Сели, поехали. То есть, никаких замеров на месте не производится. Коровы у него дают 60-70 литров в сутки. Часть молока хозяева перерабатывают – делают сыры и творог, часть забирают их родственники, часть покупаем мы и ещё какие-то люди. Всё равно молоко остаётся и попадает на завод за гроши. А молоко у руслановых коров очень жирное, на стенках бидона масло оседает в изрядных количествах. Вот я и осенилась гениальной идеей: что если пропускать молоко через сепаратор и сдавать по три рубля обрат? Мы бы с удовольствием сливки брали, вместо магазинной сметаны ели бы деревенскую. Впрочем, и обрат мы бы частично забирали, я бы творог делала.

Подлили масла в огонь односельчанки. Руслан случайно услышал разговор в магазине, из которого понял: у хозяев скотины в деревне есть сепараторы, и чистое жирное молоко сдаёт на завод один Руслан, остальные хозяева под видом молока сдают обрат. Они так и говорили, мол, зачем нам молоко сдавать, всё равно Руслан своим молоком в цистерне нормальную жирность нагоняет. То есть, на заводе жирность партии измеряют, и партия как бы от одного села приходит. Получается, Руслан за всё село отдувается, но в цистерне всё равно жирность слишком низкая, вот и платят одинаковые копейки всем – и честным, и хитропопым.

Сепаратор у Руслана есть, но ручной. С их занятостью получается просто некому сидеть и крутить ручку. И чаша у него слишком маленькая – всего на пять литров. Тут меня посетила вторая гениальная идея: поискать для Руслана сепаратор в интернет-магазинах. Нашла, производства Пензмаша, пересмотрела про него кучу видео от фермеров – хороший агрегат, народ хвалит. Подобрала с металлической чашей на 12 литров. Цена вопроса – 5 тыр. Правда, магазин московский, неизвестный, называется «Cezon». Почитала про него отзывы, народ опять же хвалит. Согласовала с Русланом покупку, и что деньги он нам молочными продуктами отдаст.  

Сепаратор приехал. Распаковала, собрала, инструкцию прочитала. Сразу поняла: что-то с ним не так, мотор внутри станины свободно болтается, и выходной вал криво стоит. Позвонила в магазин, попала на хозяина. Он сказал – без проблем, отсылайте назад, поменяем на новый. Запросили фото и описание неполадки. Отправили мы его посылкой назад, в магазин. Расходы нам магазин обещал возместить. Прислал нам «Cezon» снова тот же сепаратор. В магазине сказали, что созвонились с заводом, с его разрешения вскрыли пломбу и поставили мотор на место.

Распаковала посылку. Мотор снова болтается. Написала в магазин. Они разрешили залезть внутрь и поправить мотор. Залезла, поправила. Включила. Жужжит, как зверь. Отдали соседям. Те попробовали зарядить молоко. Льётся отовсюду, включая корпус, и воняет палёным пластиком. Пишу в магазин. Они говорят, что теперь им надо заключение от гарантийной мастерской или от завода. Поскольку завод в Пензе находится, нам типа проще туда свозить. И телефон дали.

Созвонилась сначала с продажницей, она вывела на отдел качества. Позвонила туда. На наше счастье, там работают нормальные, вменяемые люди. Живые, с которыми можно поговорить, быть услышанными, понятыми и получить реальную помощь. Сказали, что сепаратор надо привезти к ним, они дадут заключение. Только мне требуется написать заявление от руки, где изложить всю эту замечательную историю. Написала. Получилось полтора листа мелким почерком, как курица лапой – писать рукой совсем разучилась. Похвалила себя за плюшкинианство, поскольку переписку с магазином сохранила, приложила к заявлению скрины.

Самый главный у соседей – дядя Витя – увёз сепаратор в Пензу. Приехав, сообщил, что сепаратор оставили пока на заводе, он заберёт через несколько дней. Но не обнадёжили. Поскольку товар куплен в московском магазине, завод не может напрямую поменять его на новый, только через пересылку: мы опять отправляем неисправный сепаратор магазину, магазин – заводу, завод отправляет новый магазину, магазин – нам. С учётом того, что история тянется второй месяц и лето подходит к концу, а с убылью лета убывает и жирность молока, с каждым днём покупка становится всё менее актуальной. Я уже вошла в медитативное состояние и принимала всё это шапито, как неизбежность.  

В день, когда разнесчастный сепаратор должен был прибыть обратно к нам, я получила на электронную почту письмо от Пензмаша, за подписью главного конструктора (!) и начальника отдела качества. В письме уважаемой Елене Гурьевне рассказали, что фигня случилась с агрегатом, скорее всего, при первой транспортировке из магазина к нам (все знают, как Почта России обращается с посылками). Но решающее действие произвели великие специалисты из магазина «Cezon». Они, конечно, развинтили корпус с санкции завода, это правда, но потом так поковырялись внутри очумелыми ручками, что окончательно вывели сепаратор из строя. Но на заводе таки вошли в моё бедственное положение и… отремонтировали несчастный сепаратор. В письме про это не было, но Вите они сказали ртом, что пришлось много чего в нём поменять, поскольку умельцы из магазина сделали так, что при включении внешне вполне исправного сепаратора в нём произошли изменения, не совместимые с жизнью и, плюс ко всему, необратимые, потому и палёным пластиком завоняло.

Сепаратор соседи включили. Жужжит, но тихо, сливки и обрат выливаются, куда положено (ТТТ). Бобёр выдохнул со словами «да чтобы я когда-нибудь ещё…». Сливок пока не дождались. Надеюсь, соседи будут эксплуатировать агрегат в соответствии с инструкцией, а именно, через каждые 30 минут работы выключать его, разбирать, промывать и просушивать барабан, состоящий из 11 тарелочек.

Ужас заключается в том, что я, ни хрена не понимающая в столь тонкой технике, добровольно поместила себя в позицию «она придумала это купить, она и должна всё про это знать». Пока соседи проверяли сепаратор в первый заход, я уже стала вздрагивать от крика соседки «Лэнааа!», который раздавался из-за забора с регулярностью капель на темечко в китайской пытке. Этот крик означал, что мне снова надо проводить презентацию сепаратора, и, несмотря на мои терпеливые отсылки за консультациями к заводу и к местным сепараторовладельцам, из всего остального окружающего мира, по убеждению соседей, именно я - тот человек, который отвечает за то, как агрегат работает.

Какие плюсы? Один, весьма сомнительный: теперь я могу разобрать и собрать этот сепаратор с завязанными глазами за сорок пять секунд, как в школе на уроках военной подготовки собирала и разбирала автомат Калашникова. Второй, я в очередной раз убедилась, что делать для других людей можно лишь то, о чём тебя попросили. Не просят – не предлагай, себе дороже выйдет. Как у Жванецкого: проявишь инициативу, тебя же заставят делать и тебя же накажут, что плохо сделал. И третий – я приобрела опыт общения и сделала потрясающее по значимости открытие: за МКАДом, даже на руководящих должностях больших заводов, есть живые люди, способные отнестись к тебе с пониманием, участием и оказать реальную помощь, иногда - поперёк всех инструкций.      

Перехожу к новости позитивной и конструктивной, в самом буквальном смысле слова. Ещё года три назад, если не раньше, в сезон уборки овощей родилась идея пассивной сушилки, состоящей из поддонов, собранных из деревянных брусков и мелкоячеистой металлической сетки. Долго думала над конструкцией, больше всего мысли крутились вокруг возможности штабелирования поддонов прямо в процессе сушки, с целью экономии места, с обеспечением необходимой циркуляции воздуха. Тогда же, давно, необходимые материалы были куплены, но мы занялись чем-то более актуальным и отложили мероприятие до лучших времён. Лучшие времена всё не наступали, и вот, наконец, в одно прекрасное утро я проснулась с готовым, простым, как трусы по три рубля, решением. Значит, пора осуществлять. Саша отобрал и отфуганил бруски-пятидесятки, вынес на верстак необходимые инструменты и материалы, и я приступила к изготовлению.

3951601_Poddon_dlya_syshki_02 (700x507, 144Kb)

За два дня сделала три поддона. Устала, как собака, в основном, из-за продольных пропилов – электролобзик очень туго шёл вдоль волокна хорошо просохших брусков. Впервые сделала угловые соединения брусков «в лапу». Это оказалось не так просто, особенно при «гуляющих» размерах брусков, потому в соединениях остались щели. Я не расстроилась – наоборот, появились дополнительные вентиляционные отверстия.

3951601_Poddon_dlya_syshki_01 (700x486, 143Kb)

Очень похвалила себя, что сначала измерила ширину сетки, которую покупали, как метровую. В реальности ширина её оказалась 90 сантиметров. Хороша бы я была, напилив материалы и сделав каркасы в расчёте на метровую ширину! Когда натянула сетку на первый каркас, стало понятно, что без поперечины не обойтись – сетка может провиснуть и, не дай Бог, порваться. Пришлось сделать дополнительное крепление из вагонки, тем самым сократив высоту, на которую можно выложить овощи. Но это не страшно – всё равно имеет смысл раскладывать всё в один нетолстый слой, чтобы лучше и быстрее просыхало.

3951601_Poddon_dlya_syshki_05 (700x525, 160Kb)

Больше всего я похвалила себя за придуманные диагональные «ножки» из бруса с выступающими краями. Именно они позволяют легко штабелировать поддоны, не опасаясь, что они завалятся при малейшем сдвиге. Готовые поддоны отлично встали в беседку – и под крышей, и продуваются нормально.

3951601_Poddon_dlya_syshki_06 (700x525, 126Kb)

Пока я пыхтела над изготовлением, Саша занялся, наконец, разгрузкой беседки, которая давно превратилась в филиал сарая. Эх, в ней бы крышу подлатать да пол, местами прогнивший, перестелить – получился бы чудесный уголок, который у меня давно чешутся руки переоборудовать в летнюю кухню-столовую. Но это уже дело будущих времён. Когда дойдут руки.

Съездили на разведку в лес, поскольку появились сведения, что кое-где народ белые грибы косой косит. В первом лесу грибов не обнаружили, как класса, даже поганок не видно, сухо слишком для грибов. Во втором лесу нашли выводок коровьей губы, и на этом всё. Зато на обратном пути поднялся ветерок, и в окно пахнуло земляникой, да так сильно, что остановились. Хотя, казалось бы, какая земляника - август на пороге. На опушке Саша обнаружил месторождение офигенных ягод - крупных, набравших столько сахара, что даже недоспелые с виду невероятно сладкие. И, конечно, непередаваемый, изумительный мускатный аромат.

3951601_Zemlyanika_avgyst_01 (700x588, 212Kb)

Испекла пирог, наслаждаемся.

Ну и, главная новость дня. Предпосылка события первая: я уже довольно долго и постоянно молюсь о том, чтобы стать здоровой. Предпосылка вторая: в последнее время ко мне от разных людей и из разных источников стекается разнородная информация, устремлённая в одну точку. Процесс, вероятно, был запущен во мне давно, и вот, наконец, выбрался на поверхность.

Я чётко и недвусмысленно осознала, что моё нежелание есть мясо – не моё. Это чужое желание, которое я в своё время, сильно впечатлившись некоторыми фактами и обстоятельствами, приняла за своё собственное. Я ошибалась. Я заблуждалась. Не было никакого отторжения. Иначе я не воспринимала бы запах мясных блюд, которые готовила для мужа, как вкусный. Иначе я не истекала бы слюной, когда видела, как муж поедает приготовленные мной мясные блюда. Внутренне табу не давало мне выпустить моё «хочу» на волю.

Табу установилось, прежде всего, потому, что Володя не ест мясо, а я стараюсь во многом следовать за ним, идти по его стопам. Но его отказ от мяса обусловлен, прежде всего, его работой с тонким планом, его просмотром человеческих тел и судеб особым зрением. У него при поедании мяса это внутреннее зрение сбоит, картинка становится нечёткой. Вот он и отказался. А я что? Пошла на привязи, хотя, никто меня к этому не склонял. Я что – экстрасенс? Нет. Что мешает мне есть мясо?

Да, я посмотрела много лет назад фильмы «Дух времени», где показаны непригляднейшие картины выращивания и убоя скотины мясных пород. Да, мне было неприятно на это смотреть. Но с тех пор много воды утекло. Теперь я, пожив в селе, отношусь к убийству живых существ ради еды спокойно, без истерики и чистоплюйства. Более того, я почти уверена, что и сама смогу, например, убить курицу. Убить, ощипать, выпотрошить, приготовить и съесть. Так в чём дело? И меня осенило: ни в чём! Дело во мне. И я хочу мяса.

Вечер 29 июля. Муж сварил себе пельмени. Я попросила у него одну штучку, попробовать. Когда я раскусила пельмень, брызнувший соком, и прожевала, сказала всего четыре слова: «Твою мать!.. Девять лет…» Мне было не просто вкусно. От поедания покупного пельменя не самого прекрасного качества я испытала гастрономический оргазм. Организм возликовал.

На следующий день мы поехали в райцентр, купили два вида колбасы – куриную и варёную – и пару упаковок говяжьего фарша. Я методично продегустировала колбасы (множественный оргазм). Ждала последствий в виде каких-то протестных реакций организма. Не дождалась. Организм счавкал даденное и попросил ещё. На следующий день я забубенила на ужин домашние гамбургеры с сочной говяжьей котлеткой, тонко нарезанными огурчиком и помидорчиком (с огорода, само собой), домашним майонезом и горчичкой. Чуть не съела вместе с тарелкой. Муж счастлив. Организм тоже.

Что побудило так резко свернуть с песко-вегетарианской колеи на мясоедческую? Первый ощутимый толчок случился на днях, как ни странно, в процессе разговора с френдессой-веганом (привет, Наташа!). Беседа навеяла - вспомнила, как несколько лет назад смотрела видос от сыромоноеда, проживавшего в Испании с девушкой и ребёнком. Он меня тогда поразил дикой агрессивностью. То видео не нашла, зато в подборке про сыроедов увидела много интересного. Оказывается, многие адепты давно соскочили с темы. А те, которые активно топят «за», выглядят поголовно, как узники Бухенвальда – истощённые до состояния скелета, обтянутого кожей, серо-зелёные, с ввалившимися глазами. Зрелище, несовместимое с понятием «здоровый человек». Очень впечатляющий видеоряд.

Буквально на следующий день мне случайно попадает на глаза статейка, в которой сообщается: группа учёных из Израиля обратилась к мировому сообществу врачей-диетологов с предложением исключить из обихода понятие «здоровое питание». Совсем. Поскольку, как выяснилось, когда из всех утюгов на нас полились аргументы за то самое «здоровое питание», на самом деле, нормальных наработок не было, выводы не базировались на многолетних исследованиях. И как раз теперь стали видны и очевидны последствия «здорового питания», которые оказались далеко не такими радужными, как нам в своё время пообещали. И вообще, сливочное масло – замечательная штука, сало – чудесный продукт, а красное мясо вовсе не вредное, а наоборот.

Дело для меня, на этот раз, не в том, что кто-то что-то в Израиле сказал, а я послушала. Это сообщение стало последней каплей, окончательно развенчавшей в моём сознании миф, который давно и регулярно подтачивался точечными сведениями, поступавшими микродозами отовсюду. Накопилась критическая масса информации, и мои глаза открылись.

Я помню момент, когда мне до жути захотелось съесть кусок хлеба с толстым слоем сливочного масла. Это было весной, когда я сильно болела и никак не могла поправиться. И организм принял с благодарностью.  С тех пор я стала его есть не микродозами, а нормальными порциями, как в советских столовых подавали. Не каждый день и не по пачке, конечно, но пару-тройку раз в неделю позволяю себе. Как и яичницу с гренками, жареную на топлёном сливочном масле, которую мне недавно захотелось до дрожи в коленках.

Кстати, обратила внимание: мясными блюдами я наедаюсь быстро, и для насыщения нужна совсем небольшая порция.

Что мы знаем о своём теле? Что мы знаем о том, что ему необходимо? Что мы знаем о наших истинных желаниях?

Я сейчас больше всего хочу стать здоровой. Второе по значимости желание - научиться ещё одному, очень важному: отличать свои истинные желания от чужих, навязанных кем-то. Или по ошибке принятых мною, весьма впечатлительной девушкой, добровольно, как будто они - мои.

Я и вам того же желаю: здоровья и способности отличать своё от чужого. Тем, кто прочитал до конца, лилии, рудбекия и кусочек спиреи.

3951601_Lilii_rydbekiya_spireya (524x700, 238Kb)

А также коротенькое видео из предгрозового леса.


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

promo lena_kalugina december 9, 2014 17:21 29
Buy for 10 tokens
9 декабря 2014 г. День 1294. Спецвыпуск. Город, которого нет Сегодня хочу поговорить об одном странном чувстве, которое в последнее время всё чаще застаёт меня врасплох. Я вижу город. На фотографиях в соцсети, когда листаю ленту, проплывают перед глазами его необычные виды, непривычные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments