lena_kalugina

Category:

Про кошек, котов, кур, прочую живность и королевишну Марго

27.07.2020 г. Собачья столовая. Нам всё лень, или Кошачья радиопостановка. Клинч. Копна до неба. Философия и куры

Жара – она такая, расслабляющая и обленяющая. Всем всё лень. Марго лень лаять и доедать за неугомонными воробьями нагретую солнцем кашу. Как-то, поддавшись внезапному порыву, я соорудила из свободных кирпичей, оставшихся от печки, что-то вроде собачьей столовой, в стилистике минимализма. Из собаки в целом туда помещается только голова, в которую она непосредственно ест. Вся остальная собака располагается снаружи. Столовая представляет собой продолговатый кирпичный коробок, шириной в две большие миски, глубиной в одну, высотой в шесть кирпичей. Из кирпича выложены пол и три стены, верх прикрыт куском шифера. Столовая защищает собачью еду и воду от прямых солнечных лучей сплошной южной стеной. Заметили, что собака стала охотнее доедать кашу, поскольку она не так интенсивно прокисает, как это происходило на солнце. Конечно, в самую жару каша и не варилась, животные довольствовались куриными ногами и головами, выдаваемыми поштучно в расчёте на морду лица, а также сухими кормами. 

Маргошу свозили на пруд. В этот раз она не просто сама зашла в воду, но и сама поплыла, без всякого принуждения, впервые на нашей памяти. Наверное, очень уж нажарилась на солнце, захотелось как следует охладиться. 

Кошкам всё лень. Все беременные по второму кругу, Тёмка даже успела разродиться парочкой крупных лобастых отпрысков. Уже несколько дней вживается в роль яжематери, пока вполне сносно – котята живые и помалкивают, их почти не слышно. Значит, всем довольны. Остальные кошки завистливо заглядывают в коробку с детьми, но пока не покушаются на родительские права Тёмки – статус не тот. Скорее всего, когда сами от бремени разрешатся, опять начнут друг у друга детей тырить.

Коты никак не угомонятся. Редкий случай, когда с наступлением лета жар в чреслах не остыл. Ника по-прежнему приходит, но значительно реже – всё-таки, возле нашего дома, более остальных преференций, его удерживали недооприходованные барышни. Затянувшийся брачный период в сочетании с жарой привёл к интересным способам противостояния соперников. Многие со временем отвалились, остались самые стойкие – Ника и Арни. 

Как-то раз Саша собрался по хозяйственным делам и услышал, ещё из дома, что снаружи стоит дикий ор с нарастающими децибелами, как будто коты собираются порвать друг друга на запчасти прям щас. Жара, двор. Кошек нет ни одной, все попрятались. На верстаке, вальяжно развалившись, разлёгся Арни. Точно в такой же позе, напротив него, на гаражном крылечке возлежит Ника. И вот, прямо в таких вольготных позах, они истошно вопят друг на друга: «А ты кто такой? – Нет, это ты кто такой?» При этом даже морды – и те предельно расслабленные, оба умильно зажмурились. Саша испытал когнитивный диссонанс: никогда ранее не приходилось слышать кошачью «радиопостановку». Поскольку в поле зрения никого нет, они изображали битву гигантов исключительно звуковым рядом. Картину гнали. Артисты. 

А ещё у нас случилось внезапное: Пухля охотилась и поймала в огороде здоровенную мышь. Дальше началось шапито. Все остальные кошки куда-то слиняли, никого не видно. Пухля зажала мышь в пасти вместе с клочками травы и утробно взвыла традиционное «не отдам, это моя добыча». Выть некому, зрители рассосались. Пухля нарезала круги по двору, заходила в дом, дефилировала по коридору и сеням, продолжая завывать на разные голоса: «Ау, дети, вы где? Где вы, мать вашу? Кто мне скажет, что делать с этой хренью? Я уже устала, пить и жрать хочу, а рот занят! Я же так с голоду помру!» 

Уроки Шурика подзабылись, да и толком усвоены не были. Самостоятельные успешные упражнения, за давностью, тоже стёрлись из памяти. А тут нежданно-негаданно взыграла отцовская жиганская кровь, но ровно настолько, чтобы добыть мышь. Всплеск затух, резко возобладали гены мамаши – тупой отмороженной британки, как раз в момент, когда мышь пребывала в пасти. Клинч. Чем сцена закончилась, пронаблюдать не удалось. Правда, через короткое время Пухля была замечена вылизывающейся, как после вкусного обеда. Как знать, как знать… Мы по её поводу давно не обольщаемся. 

Удивительно другое: приблудная кошка Белая не проявляет никакого рвения к охоте. Мало того, когда в доме в мышеловку попался мышонок (увы, у нас снова нежеланные гости), Саша вынес гостинчик в сени и освободил тушку. Белая вообще никак не среагировала на мышь. То есть, деревенская кошка не понимает, что делать со свежей мышатиной?! Куда катится этот мир?..

Зато Жорка удалась - в папу Шурика пошла, унаследовала полный набор инстинктов и навыков, а также очень быстро усваивает новые расстановки в доме. Мыши много месяцев в дом не проникали, в мышеловки не попадались. А тут как-то ночью агрегат сработал, да так громко, что я проснулась. Мышеловка большая, мышь вошла в неё вся, то есть, попалась целёхонькой, даже не раненой. Я вытащила мышеловку в сени, где застала Жорку. У неё мгновенно глаза растопырились, зрачки округлились и заполыхали, кинулась ко мне. А я думаю: блин, вот сейчас выпущу мышь, она жива-здорова, дёрнет под сундук – и поминай, как звали. И прикидываю, как половчее отдать добычу кисе. Зря я так плохо думала о Жорке. Только успела нажать на рычаг, чтобы открыть мышеловку, и в то же мгновение мышь уже была в кошачьей пасти. Она даже до пола не долетела – не успела. Движение, которым кошка схватила мышь, я не увидела – мой глаз, видимо, не в состоянии такое отследить.

Теперь, вот уже пару недель, при каждом моём выходе в сени, в любое время суток, а особенно ночью, Жорка материализуется из воздуха и смотрит мне в руки горящими глазами. Увидев, что мыши нет, бывает весьма разочарована. Я уже получила пару выговоров за разгильдяйство, а также пени и штрафные санкции, как недобросовестный поставщик. 

Но Жорка пользует не только кнут, метод пряника в её мотивационном пакете тоже имеется. Намедни выхожу в сени. Жорка призывно смотрит на меня, сидя на сундуке. Подошла, погладила. Киса заглядывает мне в глаза с выражением бесконечной любви и преданности, медленно и аккуратно встаёт на дыбашки, кладёт мягкие передние лапки мне на грудь (чего обычно не делает, только Саша достоин подобных проявлений нежности) и выдаёт такую громкую мелодичную мурчательную руладу – Паваротти отдыхает. Не обольщаюсь. Просто она думает, что я теперь хорошо замотивирована на немедленный принос мыши в мышеловке, как только оная попадётся. Ну, так, на всякий случай, для закрепления рефлекса и причинно-следственных связей. А то вдруг сама захочу съесть.    

Сосед Руслан запасает нашим кормилицам коровочкам сено на зиму. Копна, уложенная в загородке как раз напротив наших окон, выросла до неба, в самом прямом смысле слова. То есть, лес в окно я больше не вижу, в поле зрения попадает часть палисадника, наша прилегающая территория, дорога, соседский сарай, копна и кусочек неба, который с каждой привезённой с полей сенной телегой становится всё тоньше. С одной стороны, это радует: уменьшение полоски неба в окне обратно пропорционально вероятности того, что мы в грядущую зиму будем с молоком.  

Куры опять занеслись. Мы перестали строить гипотезы и вычислять закономерности. Они несутся, когда хотят, и от наших танцев с бубнами это вообще никак не зависит. Так что, продолжаем кормить и поить, как раньше, оперативно переставлять куротрактор на свежую траву, а дальше… Учимся относиться к ситуации философски: что снесут, то и есть будем. Яйца у них по-прежнему офигенно вкусные. 


promo lena_kalugina december 9, 2014 17:21 29
Buy for 10 tokens
9 декабря 2014 г. День 1294. Спецвыпуск. Город, которого нет Сегодня хочу поговорить об одном странном чувстве, которое в последнее время всё чаще застаёт меня врасплох. Я вижу город. На фотографиях в соцсети, когда листаю ленту, проплывают перед глазами его необычные виды, непривычные…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded